Философия-4 (контрольная работа)

Тип работы: Контрольная работа
Цена: Бесплатно
(Время чтения: 8 - 16 минуты)

User Rating: 0 / 5

Методологические принципы познания и методология науки с точки зрения П. Фейерабенда

Американский философ науки Пол (Пауль) Фейерабенд (1924-1994) родился в Вене, неподалеку от того места, где собирался Венский кружок. Ведь именно ему было суждено завершить развитие логико-аналитического направления в философии науки, которое тогда еще только зарождалось в стенах Венского университета.

Фейерабенд назвал свою концепцию эпистемологическим анархизмом. Что же она собой представляет?

С точки зрения методологии анархизм является следствием двух принципов: принципа пролиферации (от латинского proles – потомство, fero – несу; буквально: разрастание ткани организма путем разложения клеток) и принципа несоизмеримости. Согласно первому из них, требуется изобретать (размножать) и разрабатывать теории и концепции, не совместимые с существующими и признанными теориями. Это означает, что каждый ученый – вообще говоря, каждый человек – может (и должен) изобретать свою собственную концепцию и разрабатывать ее, сколь бы абсурдной и дикой она ни казалась окружающим. Принцип несоизмеримости, гласящий, что теории невозможно сравнивать друг с другом, защищает любую концепцию от внешней критики со стороны других концепций. Так, если кто-то изобрел совершенно фантастическую концепцию и не желает с ней расставаться, то с этим нельзя ничего сделать: нет фактов, которые можно было бы ей противопоставить, так как она формирует свои собственные факты; не действуют указания на несовместимость этой фантазии с фундаментальными законами естествознания или с современными научными теориями, так как автору этой фантазии данные законы и теории могут казаться просто бессмысленными; невозможно упрекнуть его даже в нарушении законов логики, ибо он может пользоваться своей особой логикой [2 с.421].

Автор фантазии особый мир и все, что в него не входит, не имеет для автора никакого смысла. Таким образом, формируется методологическая основа анархизма: каждый волен изобретать свою собственную концепцию; ее невозможно сравнить с другими концепциями, ибо нет никакой основы для такого сравнения; следовательно, все допустимо и все оправданно.

История науки подсказала Фейерабенду еще один аргумент в пользу анархизма: не существует ни одного методологического правила или нормы, которые не нарушались бы в то или иное время тем или иным ученым. Более того, история показывает, что ученые часто действовали и вынуждены были действовать в прямом противоречии с существующими методологическими правилами. Отсюда следует, что вместо существующих и признанных методологических правил мы можем принять прямо им противоположные. Но и первые, и вторые не будут универсальными. Поэтому философия науки вообще не должна стремиться к установлению каких-либо правил научного исследования.

Анализируя деятельность родоначальников современной науки, Фейерабенд приходит к выводу, что наука вовсе не рациональна, как считает большинство философов. Но тогда возникает вопрос: если в свете современных методологических требований наука оказывается существенно иррациональной и может развиваться, лишь постоянно нарушая законы логики и разума, то чем же тогда она отличается от мифа, от религии? В сущности, ничем, отвечает Фейерабенд.

Нужно отделить науку от государства, как это уже сделано в отношении религии, призывает Фейерабенд. Тогда научные идеи и теории уже не будут навязываться каждому члену общества мощным пропагандистским аппаратом современного государства. Основной целью воспитания и обучения должны быть всесторонняя подготовка человека к тому, чтобы, достигнув зрелости, он мог сознательно и потому свободно сделать выбор между различными формами идеологии и деятельности [4 с.429].

Рационализм в философии Нового времени и его сущность

Европейская философия Нового времени охватывает XVII – XIX века. Это время превращения в самостоятельные научные отрасли физики, химии, биологии, математики, механики, других поисково-исследовательских практик.

Основу адекватной методологической ориентации новоевропейская философия ищет или в чувственном опыте, эмпирическом индуктивном знании (Бэкон, Гоббс, Локк), или в интеллекте, дающем логическое дедуктивно-математическое знание (Декарт, Лейбниц, Спиноза).

Эмпиризм – направление в теории познания, признающее чувственный опыт единственным источником достоверного знания.

Рационализм – философское направление, признающее разум основой познания и поведения людей, источником и критерием истинности всех жизненных устремлений человека.

Родоначальник рационализма Нового времени – Рене Декарт (1596-1650), который сформулировал правило: «Никогда не принимать за истинное ничего, что я не познал бы таковым с очевидностью... и включать в свои суждения только то, что представляется моему уму столь ясно и столь отчетливо, что не дает мне никакого повода подвергать их сомнению». Принципы Декарта – методы научного познания. Тут и анализ, и переход от простого к сложному, и полнота охвата исследуемого предмета. За образец принимается математика. Математическое знание, по Декарту, совершенно достоверно и обладает всеобщностью и необходимостью. Декарт отводил исключительную роль дедукции, под которой понимал рассуждение, опирающееся на вполне достоверные исходные положения (аксиомы) и состоящее из цепи также достоверных логических выводов. Достоверность аксиом усматривается разумом интуитивно, без доказательства, с полной ясностью и отчетливостью. Вооруженный интуицией и дедукцией, разум может достичь полной достоверности во всех областях знания [3 с.135].

Другим видным представителем рационализма был Г. Лейбниц (1646-1716), позиция которого во многих отношениях отличалась от позиции Декарта. Как и Декарт, он сделал существенный вклад в физику и был великим математиком. Но основой его концепции была не математика, а логика. Математика для него «есть особый случай применения логики... аксиомы математики не первичны, а имеют свои основания в исходных логических аксиомах».

Логика лежала и в основании его метафизики, которую он ставил выше математики. Логика лежит в основании еще одного важного для Лейбница различения: «истины разума» и «истины факта». Более важными для Лейбница, конечно, являются «истины разума», или «истины вечные», – это «интуитивно-дедуктивные истины, полностью независимые от многообразных изменений, постоянно констатируемых в опыте».

«Истины факта» – это истины, получающиеся из опыта. «В противоположность разумным, или вечным, истинам как истинам необходимым... они всегда более или менее случайны. Тем не менее, научное осмысление опыта возможно. Оно основывается на законе достаточного основания... Согласно этому закону все существующее и происходящее имеет место по какой-то причине, на каком-то основании... Закон достаточного основания, без которого нет опытно-экспериментального естествознания, стал у Лейбница логической основой принципа причинности, каузальности».

К истинам факта Лейбниц относит и исходный пункт Декарта: «мыслю, следовательно, существую». Он не считал такую истину принципиально отличной от других истин факта. «Лейбниц отвергает выдвинутый Декартом в качестве основы научного знания принцип непосредственной достоверности... Не столько субъективная очевидность, сколько логическое доказательство гарантирует объективную истинность наших суждений» [7 с.67].

Очень важной и сложной для рационалистов являются связанные между собой проблемы соотношения между мышлением и внешней реальностью, с одной стороны, и душой и телом – с другой. Лейбниц для решения обеих проблем вводит «принцип предустановленной гармонии», согласно которому каждая из неповторимых монад «развивает присущую только ей познавательную деятельность. Вместе с тем существует величайшая согласованность в результатах этой деятельности всех бесчисленных монад... Бог раз и навсегда согласовал физическое с духовным (подчинив первое второму)» (т. е. монады относятся друг к другу подобно синхронно идущим независимо друг от друга часам, предполагая Бога в роли часовщика). У Б. Спинозы адекватность априорного мышления и бытия обеспечивается утверждением, что «порядок и связь идей те же, что порядок и связь вещей».

Человек-социум-государство

Издревле (начиная с древнеиндийской, древнекитайской, античной философии) проблема человека занимала умы философов. Данная проблема становится еще более актуальной в ХХ веке, когда новыми факторами жизни человека стала научно-техническая революция и человеческая личность рискует нивелироваться «в тисках» информационно-техногенного общества.

Человек – особое существо, явление природы, обладающее, с одной стороны, биологическим началом (приближающим его к высшим млекопитающим), с другой стороны, духовным – способностью к глубокому абстрактному мышлению, членораздельной речи (что отличает его от животных), высокой обучаемости, усвоению достижений культуры, высокому уровню социальной (общественной) организации.

Для характеристики духовного начала человека на протяжении многих веков используется понятие «личность» – совокупность врожденных и приобретенных духовных свойств человека, его внутреннее духовное содержание [9 с.165].

Личность – это врожденные качества человека, развитые и приобретенные в социальной среде, совокупность знаний, навыков, ценностей, целей.

Таким образом, человек – это социально-биологическое существо, причем в условиях современной цивилизации в силу воспитания, законов, моральных норм социальное начало человека контролирует биологическое.

Жизнь, развитие, воспитание в обществе – ключевое условие нормального развития человека, развития в нем всевозможных качеств, превращения в личность. Большое значение для превращения биологического индивида в социально-биологическую личность имеет практика, труд. Только занимаясь каким-либо определенным делом, причем таким, которое отвечает склонностям и интересам самого человека и полезно для общества, человек может оценить свою социальную значимость, раскрыть все грани своей личности. При характеристике человеческой личности следует уделить внимание такому понятию, как качества личности – врожденные или приобретенные привычки, образ мышления и поведения.

По качествам, их наличию, развитости различают людей. Через качества можно дать характеристику личности человека. В значительной мере качества формируются под влиянием семьи и общества.

По отношению к социальной сфере общества имеется два основных подхода:

– классовый, согласно которому все общество делится на большие группы – классы (как правило, собственников и несобственников, зачастую антагонистические, между которыми происходит так называемая классовая борьба); распространен в марксистской философии;

– стратификационный, согласно которому общество состоит из многообразия всевозможных небольших социальных групп – профессиональных, демографических и т. д., взаимодополняющих друг друга и взаимодействующих между собой; подход, свойственный западной философии.

Особое значение имеет социальная мобильность – возможность перехода из одной социальной группы в другую (например, крестьянина – в число рабочих, рабочего – в число интеллигенции, интеллигента – в число предпринимателей и т. д.) [9 с.167].

Социальная мобильность – основа нормального существования общества, самореализации каждого человека, его счастья. Как правило, низкая социальная мобильность свойственна тоталитарным государствам и государствам, находящимся в состоянии глубокого экономического, политического и духовного застоя.

С другой стороны, высокая социальная мобильность характерна для демократических, динамично развивающихся обществ, а также для любых обществ, находящихся в полосе революций или реформ.

Политическая сфера общества – совокупность учреждений и организаций, которые выражают интересы социальных групп, осуществляют руководство обществом.

Элементами политической системы общества являются:

– государство и государственные органы;

– политические партии;

– общественные организации;

– профсоюзы;

– иные институты.

Все элементы политической системы имеют свои функции, но в то же время взаимосвязаны.

Главным элементом политической системы общества является государство – система органов, осуществляющих государственную власть.

Основными функциями государства являются:

– представительная (представлять интересы различных политических, социальных групп);

– регулятивная – поддерживать порядок в обществе, управлять общественными процессами);

– охранительная – охранять граждан как от внешней, так и от внутренней угрозы;

– внешнеполитическая;

– интеграционная.

Человек в обществе индустриальной современности

Если кратко охарактеризовать те черты индустриальной современности, которые отличают современные общества от традиционных, то, по мнению авторов учебника по философии [8] они заключаются в следующем:

Становится массово распространенным восприятие времени как неостановимого потока. Часы воспринимаются как воплощение времени, объективно существующего независимо от социальных представлений о нем. В традиционных обществах время носит прерывный, точечный характер. В каждой местности – свое время. В индустриальной современности у человека возникает представление о собственной жизни как о биографии. Индивидуальная жизнь начинает планироваться в терминах карьеры. Жизненный цикл личности воплощается в последовательной смене этапов, которые уже не имеют ритуальных меток (например, праздников). Путеводной звездой становится сама жизнь, заключенная в рамки календаря с его будними днями, историческими событиями и праздниками.

Современность оказывается враждебной трансцендентному, божественному измерению человеческого бытия. Вхождение в индустриальную современность (модерн) – обращение к земному миру, осознание ценности его.

Избавление от предназначенной роли ощущается как освобождение. Но оно несет страх перед хаосом. Возникает множественность выборов, но она пугает. Опьяняющее чувство свободы соседствует с ужасом перед открывающимся хаосом. Этот ужас прекрасно описан экзистенциалистами, которые писали о бремени выбора. Предназначенность человека к выбору – идея, немыслимая в традиционном обществе. Открытость будущего порождает ощущение риска. Только в современных (modern) обществах возникает массовое представление о множественности выборов, а будущее для многих из предопределенного превращается в открытое, альтернативное [8 с.362].

В современных обществах жизнь человека неотделима от постоянного выбора из ряда альтернатив. Межличностные отношения обретают независимость от связей родства, клановых традиционных определений. Возникает «Я», которое не доверяет ничему и никому автоматически. «Я» осмысливает себя в терминах автобиографии. Автобиография составляет ядро самоидентичности в условиях современной социальной жизни. Это подразумевает осуществление целостного, планируемого и постоянно корректируемого жизненного проекта. Такой проект мыслим только при условии, если человек чувствует возможность множества жизненных путей. Сам индивид отвечает за собственный «Я-проект». Человек, действуя в настоящем, как бы возвращается в прошлое, заглядывает в будущее. Идет постоянный диалог со временем. Происходит выделение личного времени в общественном, времени, лишь опосредованно связанного с внешним порядком. Возникает «частная жизнь».

Ощущение индивидуальности связано с возрастанием общественной роли абстрактных посредников. Они могут быть институциональными (институты государственной власти, судебные, правовые, финансовые институты), а могут носить символический характер.

Символические знаковые системы выступают средствами обмена, которые могут функционировать безотносительно к специфическим характеристикам индивидов и групп. Примером таковых являются деньги как универсальное средство обмена, идеологии как средства легитимации. Еще один вид таких посредников – экспертное знание, которое не сам человек получил, но на которое он опирается в решении жизненно-практических повседневных проблем [8 с.365].

Философская антропология и конкретные науки о человеке

Проблемами сущности человека, пределами и многообразием ситуаций человеческого существования, свободы воли и детерминантов поведения, смысла жизни и достоинства смерти, исследованием различных человеческих качеств занимается специализированная область философии – философская антропология (от гр. anthropos – человек, и logos – слово, учение).

Родовое понятие «Человек» определяет место человека в ряду других элементов мира: он не принадлежит безраздельно Природе, хотя многие свойства человека имеют естественное происхождение, как анатомические, физиологические или психические. Человек – продукт и часть Культуры, социальной системы, общества, и ещё больше свойств имеют искусственный характер и привнесены в человека воспитанием, как способности к труду, общению, игре. Есть в человеке и свойства, приписываемые Богу (или богоданные) и имеющие сверхъестественный характер, как способность к творчеству или дар предвидения. Однако человек – не естественное, не искусственное и не сверхъестественное существо: у него свой особенный – синтетический – способ существования [5 с.202].

Современной наукой человек, во-первых, изучается как представитель биологического вида; во-вторых, он рассматривается как член общества; в-третьих, изучается предметная деятельность человека; в-четвертых, изучаются закономерности развития конкретного человека.

Началом целенаправленного изучения человека как биологического вида можно считать труды Карла Линнея, выделившего его в качестве самостоятельного вида Homo sapiens в отряде приматов. Таким образом, было впервые определено место человека в живой природе.

Специальной наукой о человеке как особом биологическом виде является антропология. В структуру современной антропологии включают три основных раздела: морфология человека (изучение индивидуальной изменчивости физического типа, возрастных стадий – от ранних стадий зародышевого развития до старости включительно, полового диморфизма, изменения физического развития человека под влиянием различных условий жизни и деятельности), учение об антропогенезе (об изменении природы ближайшего предка человека и самого человека в течение четвертичного периода), состоящее из приматоведения, эволюционной анатомии человека и палеоантропологии (изучающей ископаемые формы человека) и расоведение.

Помимо антропологии существуют и другие связанные с ней науки, изучающие человека как биологический вид. Например, физический тип Человека как его общую соматическую организацию изучают такие естественные науки, как анатомия и физиология человека, биофизика и биохимия, психофизиология, нейропсихология. Особое место в этом ряду занимает медицина, которая включает многочисленные разделы.

Учение об антропогенезе – происхождении и развитии человека – также связано с науками, изучающими биологическую эволюцию на Земле, поскольку природу человека невозможно понять вне общего и последовательно развивающегося процесса эволюции животного мира. К данной группе наук могут быть отнесены палеонтология, эмбриология, а также сравнительная физиология и сравнительная биохимия.

Человек как социальное существо, как член общества не менее интересен для науки, поскольку современное развитие человека как вида Homo sapiens осуществляется уже не по законам биологического выживания, а по законам социального развития.

Проблема социогенеза не может рассматриваться вне общественных наук. Перечень этих наук весьма велик. Их можно подразделить на несколько групп в зависимости от явлений, которые они изучают или с которыми связаны. Например, науки, связанные с искусством, с техническим прогрессом, с образованием.

В свою очередь, по степени обобщенности подхода к изучению человеческого общества эти науки могут быть подразделены на две группы: науки, рассматривающие развитие общества в целом, во взаимодействии всех его элементов, и науки, изучающие отдельные аспекты развития человеческого общества.

Бытие и человеческое существование

Пути, уготованные человеку, его место в мире, сферы и судьбы его бытия – эти тайны жизни человека всегда занимали умы мудрецов, прорицателей и самих смертных, оказавшихся в этом мире. К тому, что говорилось о человеке в мифах, в религиозных, оккультистских, научных и философских учениях, добавлялись гадания прорицателей, парапсихологов, хиромантов, как и гадания на гороскопах, картах и др. Фантастика описывает жизнь и подвиги людей в космических, временных, параллельных и виртуальных сферах бытия.

В соответствии с разными духовными канонами, человеку предначертаны свыше вечная загробная небесная жизнь или бесконечные реинкарнации для земной жизни. На что же возможно реально рассчитывать человеку в его жизни, не впадая в самообман? Каковы сферы бытия человека в этом мире? Каким достойным смыслом человек может преисполнить своё бытие? Наша планета и её обитатель, человек – затеряны малой песчинкой в бесконечном космосе как реальной форме бытия. Для человека его бытие – это его жизнь от рождения до смерти.

Бытие человека, как настаивает философ-экзистенциалист М. Хайдеггер, временно в этом мире, это бытие от рождения к смерти. Ему вторит философ-экзистенциалист Ж.-П. Сартр, доказывая, что до рождения человека бытия не было, поскольку было «ничто», и что после смерти человека бытия не будет, поскольку будет также «ничто».

Для философов Человек и Бытие – многопланово соприсутствующие объекты мира. И это потому, что человек – кардинально значимое звено всех сфер бытия. Бытие чревато человеком, мироздание потенциально антропно. Антропно не в виде конкретной цели, но в виде космически редких реальных возможностей появления в галактиках и Вселенных разных состояний жизни, видов разумных существ, их различных коммуникативных сообществ. Антропность бытия связана с потенциально антропной сущностью материи, субстанции, субстрата мира. Человек погружён в сферу природного бытия [5 с.216].

В трактовках сущности бытия версии философов, как известно, разделились на материалистические, идеалистические, дуалистические; на естественные и сверхъестественные. У материалистов сущность бытия – это естество, натура, материя, субстанция, субстрат мира, сущность этого мира. Материя – это объективная, естественная реальность. Однако в эзотерическом философском мировоззрении встречается форма сверхъестественного материализма, где субстратом мира признаются энергия и материя, вещество и где материя подразделяется на физическую, грубую и тонкую (эфирную, ментальную, астральную), которая соответствует духовному. Мировой дух, бог, космические иерархии – носители высших энергий, тонких материй, стратегий и проектов мира. У идеалистов сущность бытия обычно ассоциируется с противоположным духовным, идеальным, смысловым планом мира, который полагается главным в отношении материального плана бытия, материальной природы. Духовный план мира наполняет смыслом космическое и земное бытие человечества и отдельных людей. Мировой дух, Бог, абсолют – средоточие особого, сверхъестественного смысла мира и бытия человека. Довольно распространённой оказалась философия дуализма, где сущность бытия рассматривается двойственной, в качестве равнозначного единства двух субстанций мира – материальной природы и мирового, божественного духа, либо в виде единой субстанции мира как единства материального и духовного её начал [5 с.216].

Список использованной литературы

  1. Бережной Н. М. Человек и его потребности. Под редакцией В. Д. Диденко. Московский Государственный Университет Сервиса. 2000 г. – 98с.
  2. Введение в философию: Учеб. пособие для вузов / Авт. колл.: Фролов И. Т. и др. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Республика, 2003. – 623 с.
  3. Горелов А. А. Основы философии: Учеб. пособие для студ. сред. проф. учеб. заведений / А. А. Горелов. – 3-е изд., стер. – М.: Издательский центр «Академия», 2005. – 256 с.
  4.  История философии. /Ред. Кохановский В. П., Яковлев В. П. Учебник для высших учебных заведений. Ростов-на-Дону, «Феникс», 2002. – 576 с.
  5. Крюков В. В. Философия: Учебник для студентов технических ВУЗов. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2006. – 222c.
  6. Маклаков А. Г. Общая психология. – СПб.: Питер, 2001. – 592 с.
  7. Философия науки: учеб. пособие / Под Ред. д-ра филос. наук А. И. Липкина. – М.: Эксмо, 2007. – 608 с.
  8. Философия: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. Отв. редакторы: В. Д. Губин, Т. Ю. Сидорина, В. П. Филатов. – М.: ТОН – Остожье, 2001. – 704 с.
  9. Якушев А. В. Философия (конспект лекций). – М.: Приориздат, 2004. – 224 с.