Право

Классификация преступников

Тип работы: Контрольная работа
Цена: Бесплатно
(Время чтения: 8 - 16 минуты)

User Rating: 0 / 5

Введение

Проблема криминальной личности исследуется сразу несколькими дисциплинами – уголовным правом, криминологией, юридической психологией и социологией права. Исследование криминальной личности имеет большое значение не только для теории, но и для практики права. Изучение личности преступника помогает раскрыть мотивы преступления, мировоззрение преступника, общие закономерности преступлений.

Для того чтобы правильно решить вопросы классификации и типологии преступников, что имеет большое научное и практическое значение, необходимо определить принципиальные методологические подходы к этим приемам научного познания.

Классификация, являясь более низким уровнем обобщения, представляет собой устойчивую группировку исследуемых объектов по их отдельным признакам и строится на весьма жестких критериях групп и подгрупп, каждая из которых занимает четко зафиксированное место. Типология же не содержит такой жесткой дифференциации.

Классификация – это система соподчиненных понятий, классов объектов, какой-либо области знания или деятельности человека, используемая как средство для установления связи между этими понятиями или классами объектов. Классификация содействует движению науки от эмпирического накопления знаний до ее теоретического осмысления, в частности, с помощью типологического анализа.

При классификации объекты всегда разделяются по единым основаниям. Так, в одной и той же классификации нельзя делить часть преступников по признакам возраста, а часть, скажем, по повторности совершенных преступлений. Кроме того, в классификации должны быть представлены все группы классифицируемых объектов, а не только часть этих объектов.

Например, классификация преступников по признаку возраста не может состоять только из несовершеннолетних преступников и лиц в возрасте 25-30 лет. Классификация по этому признаку должна быть построена следующим образом: лица до 18 лет, от 19 до 25 лет, от 26 лет до 30 лет, от 31 года до 40 лет, старше 41 года. Здесь представлены все возрастные группы, иных не может быть. Разумеется, могут быть образованы иные классы: лица до 18 лет, от 19 до 30 лет и т. д.

Типология – метод научного познания, в основе которого лежит расчленение систем объектов и их группировка с помощью обобщенной, идеализированной модели или типа. Типология опирается на выявление сходства и различия изучаемых объектов, стремится отобразить их строение, выявить их закономерности. В теоретическом отношении типология по сравнению с классификацией представляет собой более высокий уровень познания. При построении типологии, в отличие от классификации, не требуется вычленения всех без исключения типов, составляющих части познаваемого объекта.

Самым же важным отличием классификации от типологии является то, что первая дает описание изучаемого объекта, а вторая (наряду с другими методами) его объяснение, т. е. с помощью типологии можно успешнее вскрыть его природу, причины, закономерности зарождения и развития, составить прогноз.

Различные подходы к изучению криминальной личности

Личность – индивид с характерной социальной ориентацией и системой потребностей. Как пишет, анализируя духовно-личностные и социальные основания криминального поведения, Л. В. Кондратюк, «человек, как существо не только материальное, но и духовное, обладает определенной самостоятельностью, авторством в причинном «обеспечении» своих действий. Эта способность быть основанием причинения независимо от среды обусловлена духовной потенцией человека, которая имеет собственные законы эволюции, предопределяющие деструктивные (в том числе криминальные) исходы или возможности жизни. Строго говоря, нет «личности преступника», потому что нет «личности не-преступника». Однако социальные ориентации и потребности наполняют человеческую жизнь ценностями и смыслом, без которых нормальный человек не может существовать.

Применительно к нормам права социальная ориентация может быть законопослушной или криминальной. Поведение индивида зависит от его социальной ориентации. Поэтому в судебном процессе учитывается степень антисоциальных ориентации подсудимого.

На вопрос о том, что же все-таки влияет на становление криминальной личности в современной науке существует три варианта ответа – антропологический, психологический и социологический подходы.

Антропологический подход был выработан известным итальянским психиатром Чезаре Ломброзо (1835 – 1909). В результате многолетнего наблюдения за заключенными в Туринской тюрьме Ломброзо выдвинул теорию врожденного преступника.

В психологии преступника наблюдается сдвиг назад, к качествам, свойственным первобытному человеку. Под этими качествами он подразумевал нарушение равновесия между интеллектом и инстинктами, доминирование агрессивных действий, низкую ступень развития личности. В силу закона наследственности предрасположенность к преступному поведению передается из поколения в поколение. Многие индивиды от рождения имеют криминальные наклонности, и никакое воспитание не в силах их исправить. Преступные наклонности проявляются часто и во внешнем облике человека.

Ломброзо перечислил ряд внешних признаков, характерных для преступников. Это: низкий, покатый, срезанный лоб; скуластость; выпуклые надбровные дуги; большая и выступающая нижняя челюсть; бугры на черепной коробке; длинные руки; низкое и мускулистое тело. Итальянский психиатр отмечал, что уровень образования и благосостояние влияет на виды преступлений.

Среди неграмотных наиболее распространены кражи, грабежи и детоубийства, среди малограмотных – шантажи, грабежи и нанесение побоев, среди лиц со средним образованием – взяточничества, угрозы и подлоги. Хищения денег и документов, подлоги и политические преступления наиболее распространены среди людей с высшим образованием.

Что касается материального положения, то преступления часто совершают не только нищие и люмпены, но и представители самой богатой прослойки общества: »... влияние экономических факторов на преступность населения зависит не только от бедности, но и от богатства...» Ломброзо внес немалый вклад в дело изучения криминальной личности, хотя многие ученые и критикуют его за преувеличение роли наследственных факторов[2 с.357].

Психологический подход. Австрийский психолог Зигмунд Фрейд видел причину преступного поведения в присущем человеку инстинкте разрушения и агрессии. Его ученик Альфред Адлер на первое место поставил «комплекс превосходства» и «комплекс неполноценности». Чувство собственной неполноценности толкает многих людей на преступления. При этом установки личности меняются и на смену комплексу неполноценности приходит комплекс превосходства, заключающийся в стремлении возвысить себя над другими.

Американский психолог Джон Доллард причиной преступного поведения считал агрессию, возникающую на почве фрустрации. Фрустрация – это реакция индивида на невозможность реализации своих целей, неудовлетворенность желаний. Фрустрация может получить разрядку в любой момент. Такой разрядкой может быть бессмысленная агрессия в отношении других людей. Но фрустрация может привести и к депрессии, уходу в себя, к употреблению наркотиков и алкоголя, а также к самоубийству. Таким образом, становится ясной природа жестоких и немотивированных преступлений, например, беспорядочной стрельбы по прохожим.

В настоящее время разработана психологическая типология криминальных личностей. Как указывает В. Г. Харчева, существует три типа личности, наиболее склонные к совершению преступлений:

1. Глобальный преступный тип, для которого характерна «полная преступная заряженность». К нему относят бандитов, особо опасных рецидивистов и т. д.

2. Парциальный тип, т. е. с «частичной преступной заряженностью». Эти лица нравственно «раздвоенные», в которых соседствуют черты нормального типа личности и типа личности преступника. Например, люди, систематически совершающие хищения на производстве.

3. Предкриминальный тип – характерен для лиц, которым присуща большая эмоциональная возбудимость, недостаточное самообладание и т. д. В конфликтной ситуации они способны на преступление хулиганство, убийство из ревности и т. д.

Как и у антропологического подхода, у психологической концепции есть свои недостатки. Это прежде всего преуменьшение роли социальных факторов в появлении криминальной личности, недооценка потребностей и социальных ориентации личности. Тем не менее, вклад психологической концепции в изучение антисоциальной и преступной личности значителен и помогает в детальном изучении причин преступного и агрессивного поведения[2 с.358].

Социологический подход не ограничивается исследованием биологических или психологических особенностей криминальной личности, а соотносит ее с социальным фактором. Социологический анализ преступной личности получил распространение в конце XIX века. У его истоков стоял французский криминалист и социолог Габриэль Тар д. Основную причину преступного поведения он видел в общественных факторах, в условиях жизни людей.

Современный психолог и философ Зрих Фромм предложил классификацию типов человеческого насилия. Он выделил семь таких типов – реактивное насилие, фрустрация, зависть и ревность, насилие из мести, компенсаторное насилие, садизм, архаическая жажда крови. Каждая форма насилия проявляется в результате установок и направленности личности.

Под реактивным насилием Фромм понимал насилие при защите своей или чужой жизни или собственности, а также достоинства. Это насилие охраняет жизнь и не является опасным для окружающего мира, если он не угрожает сам безопасности индивида. Насилие из мести, по Фромму, свойственно примитивным людям, неспособным другим способом восстановить справедливость. Компенсаторное насилие представляет собой стремление неудачников мстить миру.

Фромм говорил о двух ориентациях – на добро и на зло. Эта направленность зависит от происхождения личности, воспитания личности, окружающего мира, уровня образования, профессии, возраста и пола.

Американский социолог Роберт Мертон предложил теорию о типах личности и способов адаптации к обществу. Всего он насчитывает пять типов: конформистская личность, инновационная личность, ритуалистская личность, ретретистская личность и мятежная личность. Конформистская личность принимает образцы духовных норм и стандартов и ценностей, полностью адаптируясь к условиям жизни в обществе. Инновационная личность принимает господствующие ценности, но отрицает традиционные пути их достижения.

Ритуалист отвергает господствующие ценности, но старается соблюдать нормы поведения и традиции, не противопоставляя им свое поведение. Ретретистская личность отвергает господствующие цели и средства их достижения (например, наркоманы или алкоголики). Наконец, мятежник отвергает традиционные цели и средства их достижения, предлагая взамен новые. Именно такая личность, в случае невозможности удовлетворения своих потребностей законным путем, встает на путь преступной деятельности. Девиантное поведение индивида проявляется при ситуации, когда устремления завышены, а реальные возможности ограничены.

Опыт практических и теоретических исследований криминальной личности свидетельствует о том, что при анализе этой личности следует исходить из двух основных факторов – биологической предрасположенности и влияния общества. Однако споры насчет преступной наследственности продолжаются и наука не имеет единой точки зрения на эту проблему. Ряд отечественных исследователей, в том числе генетик Н. П. Дубинин, юристы И. И. Карпец и В. Н. Кудрявцев, говорят о значительной роли наследственной предрасположенности.

Академик П. Н. Федосеев отрицает биологические корни преступного поведения, с ним солидарны Н. П. Бочков и Н. А. Стручков. Предпочтительное отношение к социальным факторам как к решающим в формировании личности преступника берет начало в советском правоведении, которое рассматривало преступное поведение как продукт социальных и экономических условий и верило в возможность перевоспитания и исправления правонарушителя.

Исследования личности преступника проводились в Советском Союзе начиная с первых лет советской власти. Значительный вклад в исследование личности правонарушителя внес социолог М. Н. Гернет, проводивший исследование личности преступника по следующим факторам: социальное положение, пол, возраст, национальность, воспитание и образование осужденных, жилищные и семейные условия, происхождение из города или из села, отношение к алкоголизму.

В 60-х годах изучением личности преступника занимался А. Б. Сахаров. Он связывал индивидуальные черты преступной личности с социальными явлениями и процессами, основополагающим ядром такой личности Сахаров полагал ее антиобщественную установку. В коллективной работе «Личность преступника» дается обобщенный социально-демографический портрет правонарушителя 70-х годов.

Авторы указывали на то, что 85% преступников составляют мужчины, преимущественно, с незаконченным средним образованием, представители малоквалифицированных профессий. Наиболее активное преступное поведение приходилось на возраст 25-29 лет. Глубокие исследования преступности молодежи и подростков провел проф. К-Е. Игошев. Он проанализировал мотивацию правонарушений и пришел к выводу, что около половины (48,9%) преступлений и правонарушений имеют в своей основе неосознанные мотивы, что свидетельствует о непредумышленности и импульсивности преступных действий, совершаемых подростками и молодежью[2 с.359].

Современные классификации преступников

Личность преступника является одним из элементов предмета криминологии, и это показывает, какое значение придает криминология личностному фактору для понимания причин преступного поведения. При изучении личности преступника и причин преступного поведения в криминологии можно выделить два противоположных подхода:

1) вульгарно-социологический (бихевиористский), который всякую активность личности сводит к схеме «внешний стимул-реакция» (как говорят некоторые психологи, человек в этом случае предстает «большой белой крысой»);

2) ему противоположный, который, отрывая личность от социальной среды, причины преступного поведения находит в основном в индивидуальных особенностях личности, чаще всего биологического порядка[4 с.87].

Современные классификации преступников больше напоминают собой типологии, в них тесно переплетаются социологические и психологические методы. Для этого, следует различать криминологическую характеристику преступника и структуру личности преступника, хотя эти понятия и взаимосвязаны.

Криминологическая характеристика преступника представляет собой систему признаков, которые в совокупности характеризуют лицо, совершившее преступление, и прямо или косвенно связаны с его совершением. Эта характеристика, как правило, включает в себя:

– социально-демографические признаки – пол, возраст, образование, род занятий, семейное положение и т. д.;

– уголовно-правовые признаки – форма вины, повторность, соучастие и т. д.;

– социально-нравственные признаки – взгляды, убеждения, ценностные ориентации и т. д.;

– психофизиологические признаки – особенности эмоциональных, волевых и интеллектуальных качеств.

Личность – не набор отдельных, изолированных свойств, а система взаимосвязанных качеств, имеющая определенную структуру.

Структура личности преступника (она соответствует общей структуре личности) есть соотношение основных сфер (подструктур) личности, формирующихся в деятельности и в ней же проявляющихся.

Это три основные подструктуры:

1) потребностно-мотивационная;

2) ценностно-нормативная;

3) статусно-ролевая[4 с.88].

Потребностно-мотивационная подструктура. Основными ее элементами являются мотивы, потребности, интересы. Потребность – это состояние нуждаемости в чем-либо, некоторой нехватки чего-либо, которую организм пытается восполнить. Потребности являются источником человеческой активности. Мотив – это внутреннее побуждение к деятельности, направленной на удовлетворение потребности.

Так, голод как мотив побуждает человека к поиску пищи (предмет потребности). Побуждения могут быть как осознаваемыми, так и неосознаваемыми (бессознательными), поэтому не бывает безмотивных преступлений, но есть преступления немотивированные, когда субъект не может объяснить (даже самому себе) побудительные мотивы своих действий.

Психологическое понятие «мотив» широко используется и в уголовном праве, и в криминологии. В уголовном праве мотив – это факультативный признак субъективной стороны, а по некоторым составам он является и предметом доказывания. В криминологии мотив – это то, что предшествует преступному деянию, а некоторые криминологи рассматривают мотив как субъективную причину преступления. Особенно часто потребности и мотивы привлекаются для объяснения таких разнородных преступлений, как преступления против собственности (корыстный мотив) и сексуального характера (сексуальная потребность).

Ценностно-нормативная подструктура. Основными ее элементами являются ценности, ценностные ориентации, взгляды, убеждения, нормы. В криминологии весьма распространена точка зрения, что у преступников в наибольшей степени деформирована именно эта сфера. Преступники могут различаться мотивами, интересами, социальными статусами и т. д., а общее у них одно – деформация ценностно-нормативной сферы.

Сам факт совершения преступления свидетельствует об этом. Поскольку отношение к ценностям и охраняющим их нормам в наиболее систематизированном виде выражается в правовом (и нравственном) сознании личности, то дефектность (искаженность) правосознания является достаточно достоверным индикатором деформации ценностно-нормативной сферы.

С этих позиций и вопрос о личности преступника можно сформулировать по-другому. Вопрос не в том, есть ли у преступников хоть одно какое-то особое свойство, которого нет у других людей (это не доказано и, возможно, недоказуемо), а в том, есть ли у всех преступников хоть одно общее свойство, не обязательно присущее только им. С высокой степенью вероятности можно предположить, что общим свойством является искаженность правосознания, хотя его дефекты могут встречаться и у людей, не совершавших преступления[5 с.321].

Статусно-ролевая подструктура. Основные ее элементы – социальные статусы, роли, функции. Статус – это положение (позиция), которое занимает индивид (или группа) в социальной структуре и которое характеризуется определенными правами и обязанностями.

Роль – это модель поведения, реализующая статусные предписания.

В уголовном праве статусно-ролевые характеристики учитываются и при квалификации преступлений (специальный субъект), и при назначении наказания (лишение права занимать определенные должности; лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград). В криминологии статусы и роли имеют значение и для выделения видов преступности (преступность несовершеннолетних; должностная преступность), и для выявления причин и условий для преступлений.

Поскольку человек обладает множеством статусов и исполняет множество ролей, то возможна ситуация, при которой предписания и обязательства одного статуса (роли) вступают в противоречие с предписаниями другого статуса. Это называется статусно-ролевым конфликтом. Такой конфликт типичен, например, для осужденных в исправительных учреждениях. Или если вспомнить теорию нейтрализации, то один из приемов («обращение к более важным обязательствам») сводится к попытке оправдать свое поведение наличием именно такого конфликта.

Иными словами, структура показывает нам срез личности в трех аспектах:

1) психологическом;

2) социально-психологическом;

3) социологическом.

В такой структуре нет биологического фактора[4 с.91].

И это не случайно, поскольку личность – явление чисто социальное, социально детерминирована, и даже биологические потребности у человека социализированы.

Говорить о каком-то соотношении социального и биологического в личности, в том числе преступника (как это иногда делается), бессмысленно. Личностью не рождаются, ею становятся: человек рождается как организм, а формируется как личность. Личность – это мера социального в человеке. Но реально действует именно человек, а он – существо биосоциальное. Вопрос о соотношении социальных и биологических начал в человеке и его поведении, в том числе преступном, вполне правомерен и должен являться предметом криминологического исследования.

Влияние биологических, в том числе генетических, особенностей человека на его поведение несомненно. Личность формируется только на определенной биологической основе. Но вопрос заключается в том, могут ли причины специфически человеческого пове – дения, которым, в частности, является преступное, иметь биологическую природу. Принципиальный ответ на него состоит в том, что если поведение человека определяется главным образом его биологическими, природными свойствами, то такое поведение не может быть признано преступным. За поступки, которые не поддаются контролю сознанием и волей человека, он не несет ответственности.

Биологические особенности преступника могут рассматриваться лишь в качестве условий для преступления.

Воздействие биологического фактора на общее состояние преступности не может быть значительным и потому, что преступность непрерывно изменяется, а биологическая природа человека остается неизменной. И хотя объектом криминологического познания является человек в целом, для понимания причин преступного поведения ведущую роль играет изучение личности преступника.

Классификация есть разделение изучаемого множества объектов на классы по какому-либо признаку, называемому основанием классификации. При классификации необходимо соблюдать два обязательных условия: во-первых, основание должно быть одно и не меняться в процессе классификации; во-вторых, в классификации требуется представить все объекты изучаемого множества, а не какую-то их часть. Кроме того, криминологическая классификация, в том числе преступников, должна удовлетворять еще одному условию – способствовать познанию причин преступного поведения.

Любой признак криминологической характеристики преступника может быть основанием для классификации. Преступников можно разделить по признаку пола (мужчины и женщины), возраста (взрослые и несовершеннолетние), образованию и т. д. Такие классификации имеют важное научно-практическое значение, показывают степень распространенности того или иного признака среди преступников, но ничего не говорят о том, является ли этот признак существенным (типичным) для личности преступника. Поэтому криминологи пытаются построить классификации, разделяющие преступников на группы, существенно отличающиеся по своим характеристикам (такая классификация называется типологией).

Одна из первых классификаций преступников была предложена Э. Ферри: прирожденные, привычные, случайные, по страсти, душевнобольные[4 с.93].

Наиболее распространена (в обыденной жизни и правоприменительной практике) классификация преступников на два полярных типа: «случайные» и «злостные» (неисправимые). Еще в XIX в. Гриффитс, главный тюремный инспектор Англии, выступая на Женевском конгрессе по уголовной антропологии, предложил этот принцип классификации: «Необходимо разделить преступников на две большие категории: тех, которые никогда не должны были бы входить в тюрьму, и тех, которые никогда не должны были бы выходить из нее. Для случайных преступников тюрьма бесполезна. Для привычных преступников тюрьма недостаточна».

Весьма популярна классификация, исходящая из мотива и способа действия: насильственный, корыстный и корыстно-насильственный тип преступника.

Распространенным основанием классификации является степень сформированности отрицательных личностных качеств преступника (степень их влияния на совершение преступления).

А. Б. Сахаров выделяет пять типов:

  1. случайный;
  2. ситуационный;
  3. неустойчивый;
  4. злостный;
  5. особо опасный.

А. Г. Ковалев выделяет три типа личности преступника по степени криминальной зараженности:

  1. глобальный, с полной криминальной зараженностью;
  2. парциальный, с частичной зараженностью;
  3. предкриминальный, для которого характерно решающее влияние ситуации.

А. И. Долгова говорит о криминогенном типе личности и выделяет три его подтипа:

  1. последовательно-криминогенный, со стойкой антиобщественной установкой (представители этого типа не только используют подходящую ситуацию, а активно «приспосабливают» ее для своих преступных целей);
  2. ситуативно-криминогенный, с неустойчивой антиобщественной установкой (представители этого типа используют подходящую ситуацию, но редко создают ее сами);
  3. ситуативный (представители этого типа совершают преступления под решающим влиянием ситуации).

Есть и более детальные классификации. Так, Ю. М. Антонян всех корыстных преступников на основе их мотивации и личностного смысла преступной деятельности разделяет на пять типов:

  1. утверждающийся;
  2. дезадаптивный;
  3. алкогольный;
  4. игровой;
  5. семейный.

Теоретическое значение классификации заключается в том, что она является первым необходимым шагом по упорядочиванию эмпирического материала и его теоретическому осмыслению.

Практическая значимость классификации преступников обусловлена тем, что, с одной стороны, система предупреждения преступлений не может ориентироваться на представление о преступниках как о некоей однородной массе, требующей одинаковых средств воздействия. С другой – практически нельзя учесть индивидуальную неповторимость каждого преступника, хотя, разумеется, в работе по перевоспитанию преступников всегда учитываются индивидуальные особенности. Необходимы определенные классификации преступников, решающие как диагностические, так и прогностические задачи[4 с.95].

Список использованной литературы

  1. Иншаков С. М. Криминология: Учебник. – М.: Юриспруденция, – 2000. – 432 с.
  2. Касьянов В. В., Нечипуренко В. Н. Социология права. Ростов н/Д: Феникс, 2001. – 480 с.
  3. Криминология: Учебник/Под Ред. акад. В. Н. Кудрявцева, проф. В. Е. Эминова. – М.: Юристъ, 1997. – 512 с.
  4. Курганов С. И. Криминология. М.: Юнити-Дана, – 2007. – 184 с.
  5. Образцов В. А., Богомолова С. Н. Криминалистическая психология. М: Юнити-Дана, – 2002г. – 448 стр.
  6. Ферри Э. Уголовная социология. Сост. и предисл. В. С. Обнинского. – М.: ИНФРА-М, – 2005. – 658 с.