Практика социального воспитания в первой четверти XX века

Тип работы: Контрольная работа
Цена: Бесплатно
(Время чтения: 9 - 17 минуты)

User Rating: 0 / 5

История становления социального воспитания 

В начале XX столетия все больше стало ощущаться недовольство сложившейся системой воспитания и обучения. Многие западные педагоги настаивали на необходимости в процессе воспитания следовать за природой детей, лучше организовывать среду, в которой формируется ребенок. В этой связи заметным явлением в педагогике стала книга Дж.Дьюи «Демократия и образование», (1916), в которой утверждалось, что с развитием цивилизации наблюдается возрастание роли воспитания и образования в жизни общества. Это, в свою очередь, потребовало уточнения его цели и задач, которые должны соответствовать потребностям ребенка. Дж.Дьюи настаивал на единстве индивидуального и общественного, установке на личный прагматизм с социально значимой системой ценностей.

Особенности социального воспитания в новых условиях (рубеж XIX–XX вв.) обстоятельно изложены Дьюи в работе «Школа и общество», где он утверждал, что, поскольку воспитание детерминировано экономическим и социальным развитием общества, люди должны учиться жить в новых условиях. Под воспитанием Дьюи понимал рост наклонностей и способностей ребенка и заботу об этом, так как это путь подготовки ребенка к взрослой жизни. В новой, современной школе дети смогут естественным образом овладевать навыками социального поведения и опытом деятельности, именно такая школа пропитает ребенка духом служения обществу. По Дьюи, общественно воспитать ребенка – значит помочь ему усвоить социальное значение его поступков. Для достижения названной цели в центр школьной Жизни необходимо поставить ручной труд, чтобы организовать активную, социальную по своей природе практическую работу детей.

Многие идеи социального воспитания Дж.Дьюи получили Широкое распространение не только в США, но и в странах Европы и Азии[1 с.127].

Идею «трудовой школы» разрабатывал немецкий педагог Г. Кершенштейнер. Он утверждал, что подготовка ребенка к служению общим интересам будет гораздо успешней именно в «трудовой школе», которая, обладая гибкой социальной направленностью, развивает социальные инстинкты ребенка и позволяет осуществлять его эффективную профессионально-трудовую подготовку.

Немало ценных идей, близких социальной педагогике, высказал в рассматриваемый период В. Лай – немецкий ученый, один из основателей экспериментальной педагогики. В частности, в своем труде «Школа действия. Реформа школы сообразно требованиям природы и культуры» он говорит о том, что школа действия представляет собой разностороннюю деятельность, куда входит и производственный труд, она должна стать для детей общиной, в которой моделируется природная и социальная среда. Именно такая школа заставляет ученика соотносить свои действия с законами природы и требованиями окружающего его социума. Поэтому одну из первоочередных задач воспитания он видел в создании благоприятной для развития личности биологической и социальной среды[1 с. 128].

В условиях экономического и духовного кризиса, наступившего в Германии после Первой мировой войны, ценными были социально-педагогические идеи немецкого философа и педагога Р. Штейнера и опыт социального воспитания в основанных им вальдорфских школах. Разработанная им теория трех «эпох» развития ребенка позволила увидеть связь между различными периодами детства, наметить пути подготовки детей к взрослой жизни, их «вхождение» в жизнь общества.

Р. Штейнер также считал возможным применить свою педагогику и к воспитанию детей, имеющих нарушения здоровья. Они проходили курс оздоровительного лечения и социального воспитания в специализированных лечебно-педагогических учреждениях, которые работали по его методике.

Свои социально-педагогические идеи Р. Штейнер реализовывал в Первой свободной школе (1919) в г. Штутгарте для детей рабочих фабрики «Вальдорф-Астория», ставшей известной в мире как вальдорфская школа. Она положила начало открытию подобных школ во многих странах мира.

В начале XX в. социальная педагогика получает дальнейшее развитие в работах П. Наторпа. В 1905 г. была издана «Всеобщая педагогика в тезисах...», а в 1909 г. – труд «О философии как науке, фундаментальной для педагогики». В них автор рассмотрел проблему научного статуса и содержания педагогики. В частности, П.Наторп развивает идею о том, что педагогика создается как наука о человеке и поэтому может быть обоснована только философски. Такой подход помогает сформулировать цель воспитания пути его реализации. П. Наторп подводит к выводу о том, что социальное воспитание является основной функцией, через которую человек осмысливает общественную деятельность.

Заметный вклад в пропаганду и развитие идей социальной педагогики на Западе внесли общественные объединения. Во Франции, например, была широко известна деятельность Общества социального воспитания, возглавляемого Л. Буржуа, бывшим министром народного просвещения Франции. Важной задачей эта общественная организация считала определение форм общественного воспитания, среди которых были всевозможные объединения, ассоциации, товарищества, общества и т.д. Именно это общество организовало проведение Международного конгресса по общественному воспитанию в сентябре 1900 г. (в Париже), на котором обсуждались теоретические проблемы социального воспитания, определялись задачи и формы работы. Интересным явилось и то, что на конгрессе наметились пути и методы воздействия на старшие поколения и пожизненного их воспитания.

Одним из наиболее известных представителей социальной педагогики начала XX в. был французский социолог и психолог Э.Дюркгейм. Он считал, что человечество прошло определенные исторические стадии с присущими им системами идеалов воспитания. Современная цивилизация, вобрав опыт предыдущих периодов, выработала свои особые педагогические ценности. По его мнению, целью воспитательного процесса, носящего общественный характер, является слияние социального и биологического компонентов (достижение «индивидуальной социализации»).

Согласно его представлениям ребенок рождается существом асоциальным, но в процессе социализации приобретает те качества, в становлении которых заинтересовано общество. Школа, которая охватывает практически все подрастающее поколение, является наиболее важным социальным институтом. Именно она включает ребенка в общественные отношения. Роль педагога при этом состоит в том, чтобы готовить учащихся к активной, полезной жизнедеятельности. Взгляды Э.Дюркгейма оказали заметное влияние на становление социальной педагогики.

Подготовке энергичных, деловых и преданных своей стране граждан во многом способствовала возникшая в начале XX в. скаутская система общественного воспитания, ориентированная на личность ребенка. Идейному обоснованию скаутизма способствовали педагогические концепции М. Монтессори, В. А. Лая, Дж.Дьюи и др.

Скаутизм возник в Великобритании. Основные его идеи были разработаны Р. Баден-Пауэлом и изложены в книге «Скаутинг для мальчиков» (1908). Вскоре движение скаутов охватило многие страны Европы, Америки, Азии, Австралии. В 1920 г. на международной конференции скаутов была основана Всемирная организация скаутского движения, объединявшая детей из более чем 30 стран мира (свыше 1 млн. человек).

Идеология скаутизма строилась на общечеловеческих ценностях. Ее главные цели отражены в нескольких принципах: долг перед Богом; долг перед другими; долг перед собой. На этих принципах построено торжественное обещание и законы скаутов.

Программы скаутов базируются на игре как скаутском методе, способствуют развитию ответственного поведения как в малой группе, так и в обществе в целом. По сути, они являются своеобразной базой социализации и социального развития подростков.

В России начало XX в. характеризовалось бурным ростом буржуазных отношений. В первое десятилетие XX в. главную роль играла деятельность педагогов, сформировавшихся в 80–90-е гг. предыдущего столетия, – Л.Н. Толстого, П.Ф. Каптерева, В.П. Вахтерова и др. Они выражали гуманистические и демократические идеи воспитания и образования.

На необходимости и важности социального общественного воспитания настаивал П. Ф. Каптерев. В фундаментальном труде «История русской педагогики» он рассматривал развитие воспитания и обучения, прежде всего, с социальных позиций, выделяя интересы различных социальных групп и всего общества в целом. Третьим этапом становления отечественной педагогики, вслед за Церковным и государственным, по мнению Каптерева, должен был стать общественный (со второй половины XX в.). П. Ф. Каптерев считал, что именно общественная педагогика, наиболее полно отражающая интересы всего народа, является наиболее передовой и перспективной. В работе «Об общественно-нравственном Развитии и воспитании детей» он утверждал, что единственной задачей общественного воспитания может быть только подготовка энергичного борца «за основные свойства человечности и глав-Нейшие блага культуры».

Многие идеи социального воспитания получили отражение и в трудах известного педагога того времени В. П. Вахтерова. Он считал, что задача воспитания – приспособить ребенка к среде и среду к потребностям ребенка[1 с.130].

Решая проблему соотношения общего и специального образования, В.П. Вахтеров рассматривал общее образование как составной элемент социализации ребенка. По его мнению, важна подготовка людей, не только хорошо овладевших специальностью, но и умеющих мыслить и воспринимать мир по-новому, во всем его многообразии. Особое внимание он уделял развитию всеобщего начального обучения как главного фактора социализации детей.

Довольно активной в рассматриваемый период была деятельность П.П. Блонского. В 1915 г. он публикует книгу «Введение в дошкольное воспитание», в 1916 г. издает «Курс педагогики». Свою концепцию воспитания в 1916– 1917 гг. он изложил в работах «Задачи и методы народной школы», «Школа и общественный строй» и многих других трудах. Предметом педагогики, по П.П. Блонскому, является процесс воспитания. Педагогика, считал он, не прикладная, а самостоятельная наука, имеющая свой предмет и методы исследования.

Главную цель воспитания он видел в том, чтобы помочь ребенку усвоить культуру, которая обеспечивает возможность более богатого развития человеческой личности. Важнейшими задачами этого процесса он называл следующие: усвоить созданные прогрессивной культурой гуманистические идеалы; научиться уважать и ценить людей, занимать деятельную жизненную позицию.

Как и на Западе, в России получили развитие педагогические идеи «свободного воспитания», наглядным примером которого служили «Дом свободного ребенка», созданный К. Н.Вентцелем в 1906 г., «Школа шалунов» А. Радченко, учебно-воспитательные комплексы «Сетлемент» и «Детский труд и отдых» А. У. Зеленко и С.Т. Шацкого.

Особое место среди сторонников «свободного воспитания» принадлежало К. Н. Вентцелю, который отстаивал право самоопределения ребенка во всех областях жизни, в том числе и религиозной. Он считал, что задачей социального воспитания является воспитание в ребенке прежде всего социального самосознания, а основой такого воспитания является «единство человеческой личности с окружающим ее человеческим обществом»[1 с.132]. В процессе становления и развития личности представителями концепции свободного воспитания высоко оценивалось значение социальной среды, в том числе различных социальных институтов. Организуя воспитательный процесс в создаваемых детских учреждениях, они подчеркивали неоднозначность воздействия на ребенка социальной среды.

Среди многих направлений развития педагогики начала XX в. своей результативностью в научном плане выделялась «педагогическая антропология». Ученые, представлявшие это влиятельное направление, – М.И. Демков, А.Ф. Лазурский, П.Ф. Лесгафт, В.А. Вагнер, П.Ф. Каптерев, В.М. Бехтерев, В.А. Волкович, А.А. Красновский и другие – продолжали развивать идеи Н.И. Пирогова, К.Д. Ушинского, В.Я. Стоюнина.

Большое внимание проблемам социального воспитания, в частности, уделял В. М. Бехтерев. Он рассматривал процесс формирования личности как взаимодействие унаследованных качеств и реакций на внешние воздействия, включая и воспитательные. Человек, получивший воспитание, по мнению В.М. Бехтерева, имеет как бы две природы: одна наследуется им от предков; другая приобретается путем упражнения.

В начале XX в. понятие социальная педагогика получает еще большее распространение, нежели в предшествующий период. Его широко использовали П.П. Блонский, К. Н. Вентцель, М.И. Демков, В. В. Зеньковский, П. Ф. Каптерев, А. П. Медведков и др. Наряду с этим применялось понятие социальное воспитание (В. М. Бехтерев, П.П. Блонский, В.В. Зеньковский, А.В. Луначарский, С.Т. Шацкий и др.). Находили применение и использовались понятия «среда», «социализация», «социальная наследственность», «воспитательная среда» и др. Об углублении изучения социальной педагогики говорит и то, что российские педагоги-исследователи использовали классификации этой сферы знаний, разработанные в зарубежных социально-педагогических течениях (П. Р. Радославлевич).

В целом, характеризуя особенности развития педагогических знаний в начале XX в., можно отметить, что итоги этого развития являлись социокультурной предпосылкой становления социальной педагогики в рассматриваемый период.

В начале XX в. прогрессивная общественность требовала все настойчивее создания независимого социального института, целью которого стала бы защита и охрана детства, а также координация действий в этом направлении других институтов социализации детей. Таким органом стали детские суды. В сравнении с западноевропейской практикой они имели свои особенности: выборный характер должности мирового судьи, особые требования к специальной подготовке, включающие медико-психолого-педагогические знания; приоритет отдавался социально-педагогическим мерам воздействия. Кроме того, после суда назначались особые должностные лица для попечения несовершеннолетних, а также осуществлялся судебный надзор за деятельностью всех лип и учреждений, взявших на себя ответственность за защиту и исправление малолетних осужденных[1 с.134].

Одним из основных условий успешности работы детских судов считался тогда выбор попечителей, людей, которые были призваны обеспечить процесс эффективной реадаптации и ресоциализаиии подростков.

Предполагалось, что попечитель, представлявший по сути дела социальные интересы несовершеннолетних правонарушителей, должен был хорошо знать положение ребенка в социуме, иметь соответствующие психолого-педагогические знания и помогать подростку выбрать социально ценный путь своего развития.

Концепция, заложенная в основе института детского суда, предусматривала тесную связь с заинтересованными общественными организациями и частными лицами. Акцент, таким образом, переносился с административных мер на целенаправленную социально-педагогическую помощь и защиту. Малолетний правонарушитель считался не преступником, а жертвой неблагополучных социальных обстоятельств. В связи с этим стояла задача нейтрализовать негативные средовые факторы, детерминирующие детскую безнадзорность и беспризорность.

Важно подчеркнуть, что демократическая педагогическая общественность горячо поддерживала деятельность детских судов, видя в них попытку нового гуманного отношения к ребенку. В 1914 г. начал выходить ежемесячник «Особые суды для малолетних и борьба с детской беспризорностью», который пропагандировал эти новые идеи и обобщал передовой опыт.

Дальнейшее развитие получает внешкольное образование детей и взрослых. Весной 1900 г. были открыты вечерние классы для рабочих мануфактурной фабрики А.Я. Балина во Владимирской губернии. Осенью того же года – вечерние классы для рабочих писчебумажной фабрики М.Г. Кувшинова в Тверской губернии, курсы для рабочих-текстильщиков в Иваново-Вознесенске и др. В 1903 г. в Петербурге на средства графини СВ. Паниной был открыт Лиговский народный дом. Широкую известность получила деятельность Петербургского комитета для оказания содействия молодым людям в достижении нравственного и физического развития, которая финансировалась миллионером Э.Л. Нобелем.

К 1905 г. в России насчитывалось около 250 просветительских обществ, около 800 воскресных школ, 500 вечерних и воскресных курсов для рабочих. Значительно расширилась сеть народных библиотек и читален. Активно работали Петербургское общество народных университетов и аналогичные общества в Москве, Казани, Екатеринодаре и других городах.

Таким образом, в начале XX в. благотворительные общества Приобретают характер подлинно просветительских организаций, внося заметный вклад в дело общественного образования и социального воспитания[1 с.135].

Появляются новые формы социального воспитания. Примером Может служить практический опыт в этом направлении С. Т. Шацкого, который вместе с Л. У. Зеленко в 1906 г. организовал в Москве общество «Сетлемент» (Культурный поселок). На средства, выделенные владельцами крупных предприятий братьев Сабашниковых, Кушнеровых, Морозовой, по проекту А. У. Зеленко (архитектор по своей основной профессии) на окраине Москвы в Марьиной роще было построено клубное здание для детей. Дети посещали различные клубы, каждый из которых имел свое название и самоуправление. Подростки учились ремеслу, пению, танцам, занимались астрономией, биологией, театральным творчеством.

В 1911 г. вместе с В. Н. Шацкий на общественных началах он основывает летнюю трудовую колонию «Бодрая жизнь». В ней ежегодно проводили лето 60 – 80 детей, которые посещали учреждения детского общества. Здесь С. Т. Шацкий вместе с сотрудниками в опытной работе проверяли идеи связи трудовой, эстетической и умственной деятельности, взаимоотношений воспитателей и воспитанников, динамики развития детского сообщества. По сути проводился эксперимент организации жизни детей на принципах разнообразной трудовой деятельности – самообслуживания, благоустройства территории, приготовления пищи, работы в огороде, саду, поле, на скотном дворе.

Детский коллектив вместе с педагогами обсуждал все дела колонии. Творческому развитию способностей воспитанников содействовала разумная организация досуга детей по их желанию, она включала в себя игры, чтение, пение, драматический кружок и другие занятия. Созданные Шацким колония и клуб не уступали лучшим иностранным учебным заведениям, а оригинальных социально-педагогических решений у московских педагогов было даже больше. По сути, они занимались исследованием влияния социальных условий жизни на детей и объединяли в одном центре научно-педагогическую и учебно-воспитательную работу.

Главная заслуга С. Т. Шацкого состоит в том, что он впервые в России целостно рассмотрел влияние условий среды на социализацию ребенка. Результаты работы в колонии получили международное признание. Это были первые практические шаги социального воспитания в России начала XX в.

Важной социокультурной предпосылкой развития социальной педагогики явилось зарождающееся детское движение. Под воздействием объективных факторов (социально-экономических, теоретико-педагогических, практических) возникло множество различных детских объединений. Они развивались в русле социально-педагогических идей о самоценности детства, уважения к достоинству личности ребенка, понимания значимости его интересов и потребностей (П.П. Блонский, К. Н.Вентцель, А. С. Вирениус, В. В. Горшневский, П.Ф. Каптерев и др.). Эти идеи составили социально-педагогическую основу выработки общих знаний о ребенке, содержании, методах и направлениях работы с детьми.

Уже в начале XX в. в России получили распространение подростковые «трудовые артели», «майские союзы», различные ученические организации. Создавались летние детские колонии, дружины «потешных» и др[1 с.137].

Созданное в августе 1914 г. «Общество содействия мальчикам-разведчикам "Русский скаут"» объединяло более 200 преподавателей, военных, врачей. Они вели пропаганду идей скаутизма, содействовали его развитию на всей территории России. Был проведен I Всероссийский съезд инструкторов и лиц, интересующихся скаутизмом (декабрь 1915 г.). Съезд сыграл заметную роль в более четкой формулировке целей и задач этого движения в России, способствовал определению взаимоотношений семьи, школы и организаций скаутов, а также этических основ движения, выявлению особенностей скаутской работы среди девочек, организации летней работы отрядов, актуализировал другие ценностно значимые вопросы. Были приняты проекты законов, заповедей и обычаев русских скаутов, разработанные известным скаутским деятелем, секретарем общества «Русский скаут» И.Н. Жуковым. Они требовали от «разведчиков» исполнять свой долг перед Богом, Родиной, государством, любить свое Отечество и всеми силами стремиться быть полезными и честными гражданами России, помогать старым людям, детям и женщинам, быть другом животных, вежливым и аккуратным человеком[1 с.138].

И на I, и на II съезде по скаутизму (начало 1917 г.) прозвучала мысль о создании Всероссийского союза скаутов. Активно обсуждались проблемы, связанные с необходимостью преодолеть «рабское» подражание английскому скаутизму, последовательно и творчески учитывать национально-государственные, психологические особенности отечественного воспитания детей и традиций, сложившиеся в истории страны.

Ведущие организационные и содержательные идеи получили закрепление в Уставе общества содействия скаутизму. Скауты России издавали свой журнал «Будь готов!»

Возникновение и развитие в начале века первых детских объединений подтверждают закономерность естественного стремления подростков к объединению, укреплению товарищеских и дружеских отношений со сверстниками.

Существенная в ценностном отношении особенность российского скаутизма состояла в том, что задача воспитывать преданного православию, верноподданного гражданина, мужественного воина и защитника Отечества органически сочеталась с такими Фенологическими ориентирами общечеловеческого значения, как гуманизм, нравственный идеал добра, справедливость, честь и сужение людям[1 с.139].

В целом, характеризуя итоги развития социальной педагогики в начале XX в., следует отметить, что она к этому времени прошла длительный путь от возникновения предпосылок до выделения в качестве составной части педагогической науки и практики, в полной мере отражавшей особенности социокультурной динамики педагогических традиций России.

Перечень требований к профессиональным знаниям и умениям социального педагога

Профессиональные знания включают знание:

1 нормативно-правовой базы деятельности (законов, подзаконных актов, постановлений, распоряжений, инструкций, социально-правовых и социально-экономических основ деятельности социального педагога, системы учреждений, оказывающих помощь ребенку);

2 теории и истории социальной педагогики;

3 методик и технологий социально-педагогической деятельности по работе с различными категориями детей в разных социумах;

4 возрастной психологии, изучающей личность ребенка, его физическое, духовное и социальное развитие, нормальное и отклоняющееся поведение;

5 социологии, изучающей объединения и группировки людей (семья, малая группа, школьный коллектив, коллектив сверстников и др.);

6 методов социального управления и планирования профессиональной исследовательской деятельности.

К профессиональным умениям относятся:

1 аналитические умения, предполагающие теоретический анализ процессов, происходящих в социуме и оказывающих негативное влияние на состояние и развитие ребенка; анализ состояния ребенка и окружающего его социума; вычленение проблемы ребенка; анализ совместной деятельности по устранению проблемы;

2 прогностические умения, предполагающие прогнозирование решения проблемы ребенка посредством вовлечения его в специально организованную социально-педагогическую деятельность; прогнозирование развития личности ребенка с учетом возникшей перед ним проблемы. Социально-педагогическое прогнозирование опирается на знания сущности и логики социально-педагогического процесса, закономерностей возрастного и социального развития ребенка, характера его проблемы. Прогностические умения предполагают: выдвижение цели деятельности и ее задач; отбор способов осуществления деятельности; предвидение результата; учет возможных отклонений от намеченной цели; определение этапов социально-педагогической деятельности; распределение времени; планирование совместной с ребенком деятельности;

3 проективные умения, предполагающие определение конкретного содержания деятельности, осуществление которой обеспечит планируемый результат. Проективные умения включают: перевод цели деятельности в конкретные задачи; учет специфики потребностей, интересов, установок, мотивов, степени их удовлетворенности у детей, подростков и молодежи; учет возможностей материальной базы и своего личного опыта; отбор содержания, методов и средств достижения поставленных задач; создание социально-педагогической программы деятельности для конкретного ребенка;

4 рефлексивные умения, предполагающие самоанализ собственной деятельности социального педагога на каждом из ее этапов, осмысление ее положительных и отрицательных сторон и степени влияния полученных результатов на личность ребенка и решение его проблемы;

5 коммуникативные умения, предполагающие владение культурой межличностного общения и включающие:

6 умение «слушать и слышать» ребенка целенаправленно и со вниманием;

7 умение войти в ситуацию общения и установить контакт; умение выявить информацию и собрать факты, необходимые для понимания проблемы ребенка;

8 умение облегчить ребенку ситуацию общения, создавать и развивать отношения в позитивном эмоциональном настрое; умение наблюдать и интерпретировать вербальное и невербальное поведение ребенка.

Список использованной литературы

1. Басов Н. Ф. История социальной педагогики: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Н. Ф. Басов, В. М. Басова, А. Н. Кравченко. – М.: Издательский центр «Академия», 205. – 256 с.

2. Социальная педагогика: Курс лекций / Под общей ред. М.А. Галагузовой. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 200.– 416 с.