История

Образование Древнерусского государства - Киевская Русь (реферат)

Тип работы: Реферат
Цена: Бесплатно
(Время чтения: 14 - 28 минуты)

User Rating: 0 / 5

Введение

«Откуда есть пошла русская земля» — так еще в XII в. поставил вопрос о предыстории нашего Отечества автор знаменитой «Повести временных лет» монах Нестор. Стремясь показать связь русской истории с историей других народов и всего человечества, древний летописец начал свое повествование с пересказов сюжетов Библии.

Славяне вышли на историческую арену в V—VIII вв. Непосредственными предками русских, украинцев и белорусов были племена восточных славян. В V—VI вв. славяне жили еще в условиях родового строя. «Эти племена... — писал византийский историк Прокопий Кесарийский, — не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому счастье и несчастье в жизни считают делом общим». Однако именно в этот период в социальной и политической жизни восточных славян начинаются глубокие изменения. Древние родовые отношения постепенно уступают место зарождающимся элементам государственности.

К вопросу образования Русского государства обращалось и обращается большое число представителей различных наук – от истории, археологии до лингвистики и географии. Положительным является тою, что увеличивается число публикаций, повышается комплексность исследования вопроса о происхождении Древнерусского государства. Как ранее, так и сейчас идут споры об истории возникновения Древнерусского государства.

Возникновение государства на Руси хронологически вписывается в процесс государствообразования, протекавший в IХ-Х вв. на территории Северной, Центральной и Восточной Европы.

Происхождение восточных славян

В наше время восточные славяне (русские, украинцы, белорусы) составляют около 85% населения России, 96% Украины и 98% Белоруссии. Даже в Казахстане к ним относится около половины населения республики. Однако такое положение сложилось относительно недавно. Сам процесс расширения территории сначала древних русов (восточных славян), а затем трех народов, их потомков, занял многие столетия сложного и изменчивого исторического развития.

Знакомясь с древнейшими описаниями нашей страны, мы вплоть до первых столетий нашей эры не найдем в них даже упоминания имени славян. И это не удивительно. Прежде всего восточные славяне возникли в результате слияния так называемых праславян, носителей славянской речи, с различными другими этносами Восточной Европы, так же, например, как южные славяне образовались в результате славянизации ряда балканских народов – фракийцев, иллирийцев и др. Этим объясняется тот факт, что при всей схожести языка и элементов культуры, с ним связанных, в остальном между славянскими народами имеются серьезные различия, даже по антропологическому типу. Это касается не только, например, южных и западных славян, но такого рода различия есть и внутри отдельных групп тех или иных восточнославянских народов.

Не менее существенные различия обнаруживаются и в сфере материальной культуры, поскольку славянизированные этносы, ставшие составной частью тех или иных славянских народов, имели неодинаковую материальную культуру, черты которой сохранились и у их потомков. Именно в сфере материальной культуры, а также такого элемента культуры, как музыка, имеются значительные различия даже между такими близкородственными народами, как русские и украинцы.

Однако в глубокой древности существовал некий этнос, говоривший на языке, который мы условно называем праславянским, предке нынешних славянских языков. Арена его обитания не была, очевидно, обширна, вопреки мнению некоторых исследователей, которым кажется, что регион проживания праславян должен быть значительным и ищут подтверждение этому.

Такое явление весьма обычно в истории. Достаточно вспомнить, что общим предком так называемых романских языков, на которых ныне говорит большинство народов Южной Европы, а также Южной Америки, был язык Лациума – небольшой области вокруг города Рима в центре Италии. Вся прочая Италия в древности говорила на множестве других языков, одни из которых (умбрский, Вольский, самнитский и др.) были близки к латинскому, другие (например, этрусский) не имели с ним ничего общего.

Вопрос о времени появления славян на Балканском полуострове, в Центральной и Восточной Европе принадлежит к числу самых дискуссионных в исторической науке. Трудности здесь объективные: археологические источники не дают сведений о языке населения и, следовательно, не позволяют этнически идентифицировать археологические культуры; трудно положиться на сведения греческих и византийских авторов. Так, известия о венедах и антах, которых многие историки и археологи относят к славянам, достаточно спорны.

Существуют веские основания считать, что античные историки в данном случае говорили о кельтских или германских племенах. По предположению ряда исследователей, 2 – 1,5 тысячи лет до н. э. от миграционной волны индоевропейцев отделились племена, говорившие на близких балто-славянских диалектах.

Они заселили Центральную и Восточную Европу. До сих пор не удалось определенно установить, какие именно археологические культуры II – I тысячелетия до н. э. связаны с протославянами, и отделить их поселения от предков балтов. Более определенными становятся поздние археологические памятники, которые к середине I тысячелетия до н. э. носят уже, несомненно, славянские черты (низовья Днепра) [4 с. 24].

Сам термин «славяне» до сих пор удовлетворительно не объяснен. Возможно, он связан со «словом», и так наши предки могли себя именовать в отличие от иных народов, речь которых они не понимали (немцы). С таким явлением мы встречаемся не только в славянском мире. Известно, что арабы в VII-VIII вв. называли все прочие народы, не понимавшие их языка, аджамами, т. е. неарабами, буквально немыми, бессловесными (немцами).

Позже такой термин стал применяться исключительно к иранцам. Сравните использование «немец» в русском языке. Любопытно, что согласно Прокопию Кесарийскому (VI в.), весьма эрудированному писателю славяне назывались прежде спорами, а у Иордана фигурирует какой-то народ сполы, с которым воевали готы. Расшифровать эти понятия невозможно при нашем состоянии знаний, но, очевидно, термин «славяне» возник не сразу и не вдруг стал общеупотребительным.

Возможно, древнейшее название было все-таки венеды: именно так именовали славян их древнейшие соседи с запада – германцы и, кажется восточные балты. Но так могла называться и часть предков славян, тогда как другие могли носить иные наименования. И только позже (V-VI вв.) утвердилось общее название «славяне» (словене).

В середине тысячелетия (V-VI вв.), в условиях распада родовых отношений и формирования социальной неоднородности в обществе, они создали полтора десятка племенных союзов или княжений. Это были ещё догосударственные образования, своеобразная политическая форма объединений эпохи «военной демократии». Как правило, из таких объединений возникает затем либо рабовладельческое государство, либо государство раннефеодальное.

Русская летопись «Повесть временных лет» называет эти княжения: полян (вокруг Киева), родимичей (на реке Сож), вятичей (на реке Оке), северян (соседей полян с центром в Чернигове), дреговичей (Минск, Витебск), древлян (Мозырь, Пинск – Полесье), кривичей (Псков, Тверь, Смоленск), ильменских словен (Новгород). Кроме славян здесь жили предки угров – финские племена (меря, мурома, черемиса, чудь и др.) и протобалты – предки современных эстонцев, латышей и литовцев.

К VII в. славянские племена перешли к более устойчивым политическим образованиям. Начальная русская летопись, арабские авторы, германская хроника упоминают Куявию (княжение Кия), Славию (объединение северо-западных племен) и Артанию (возможно Тмутаракань – Крым). Тогда же стали складываться и центры – старшие города в каждой земле: Киев, Новгород, Чернигов, Полоцк, Изборск, Смоленск, Туров и др. Но государство в виде монархии раннефеодального типа возникает в Древней Руси позднее, в конце IX – начале X вв., когда вокруг Киева объединяются основные массивы восточнославянских земель, возникают и укрепляются государственные институты, государственные порядки превращаются в доминирующие, а княжеская власть становится наследственной [2 с. 9].

Древние славяне были язычниками, обожествлявшими силы природы. Главным богом был, по-видимому, Род, бог неба и земли. Он выступал в окружении женских божеств плодородия – Рожаниц. Важную роль играли также божества, связанные с теми силами природы, которые особенно важны для земледелия: Ярило – бог солнца (солнечные культы характерны для всех земледельческих народов) и Перун – бог грома и молнии. Перун был также богом войны и оружия, а потому его культ впоследствии был особенно значителен в дружинной среде.

Известны также «скотий бог» Волос, или Белее, Даждьбог, Стрибог и др. Богам приносили жертвы, иногда даже человеческие. Языческий культ отправлялся в специально устроенных капищах, где помещался идол. Князья выступали в роли первосвященников, но были и особые жрецы – волхвы и кудесники. Язычество сохранялось и в первое время существования Древнерусского государства, а его пережитки сказывались еще много веков [4 с. 26].

Главным занятием восточных славян в известную нам эпоху было земледелие в сочетании с разведением скота и различного рода промыслами. Чем дальше на север, тем большее значение приобретали промыслы, тем более что во внешней торговле, особенно с развитыми странами Востока и Византией, особую роль играл именно экспорт различного пушного зверя, которым в ту пору был богат не только славянский север, но и более южные земли.

Если на юге, в лесостепи, условия для земледелия были весьма благоприятны, и славяне здесь унаследовали навыки и многосотлетний опыт иранского (и фракийского) населения, то в северных районах земледелие было в основном подсечным и в целом малоприбыльным, однако столь же необходимым для повседневной жизни людей.

В ту пору в качестве дорог в Восточной Европе чаще всего выступали речные пути (большие реки Волга, Днепр, Западная Двина, Дон и их ответвления), а поскольку как раз Восточная Европа являлась промежуточным пространством между развитыми странами Востока и Западной Европой, такие пути приобретали и международное значение. В то же время их освоение ускоряло процессы складывания государств и цивилизации.

Именно на важнейших пунктах таких путей уже в VIII-IX вв., а возможно и раньше, возникали торговые фактории, из которых затем развивались первые города. Случалось, что такие города основывались и рядом с прежними факториями, по тем или иным причинам оставленным. Так, Гнездово возле Смоленска или Арское городище недалеко от Ростова Великого были затем покинуты, и города как таковые возникли в новых местах, неподалеку от заброшенных факторий. Наоборот, Киев с его тремя первоначальными крепостями так и остался важнейшим центром, затем превратившимся в столицу Русского государства [3 с. 32].

Ведущую роль в транзитной торговле через Восточную Европу, как уже сказано, играли в VIII-IX вв. еврейские купцы, которые лишь в пределах халифата уступали ее местным мусульманским торговцам. Последние по Каспию и Волге доходили до небольшого городка Булгар (основан в IX в., недалеко от современной Казани), очевидно, по преимуществу сухопутным путем, тогда как Волжский путь контролировался хазарами и еврейскими купцами этого государства. В северные пределы славян арабские купцы в IX в. не заходили: хазары держали дороги под своим контролем и помимо чисто административных мер прибегали к простому запугиванию рассказами о диких северных людях, якобы убивавших всех чужеземцев.

В VIII-IX вв. именно Волжский путь играл основную роль в международной торговле того времени. Вдоль этого пути найдены, вплоть до Скандинавии, многочисленные клады арабских дирхемов (серебряных монет), число которых неизменно растет вплоть до конца X в., когда под влиянием разных обстоятельств, в том числе и кризиса серебра на Востоке, экспорт арабской валюты быстро и резко сокращается.

Вместе с тем уже в IX, но особенно в X в., все большее значение приобретает другой путь, связывавший европейский север с Черным морем. Вероятно, его функционирование было вызвано господством хазар на Волжском пути, где они ставили для всех торговцев, исключая еврейских, всякого рода заслоны. А освоение торгового тракта с Балтики к Черному морю неизбежно было связано с деятельностью варягов, которые уже в конце VIII в. проникали на восточноевропейский север, основывая там свои фактории. Первоначально и норманны стремились использовать Волжский путь, но затем их активность все больше направлялась в сторону восточнославянских земель, на юг.

Древнерусский летописец прекрасно описал новый торговый путь, не случайно получивший название «Путь из варяг в греки», связав его с центром Руси, «землею полян». «Был путь из варяг в греки, из грек по Днепру, а в верховьях Днепра – волок до Ловоти, а по Ловоти можно войти в Ильмен, озеро великое; из этого же озера вытекает р. Волхов и впадает в озеро великое Нево, а устье этого озера впадает в море Варяжское. И по тому пути можно плыть до Рима, а от Рима можно приплыть по тому же морю к Царьграду, а от Царьграда можно приплыть в Понт море, в которое впадает Днепр река».

Первые правители Древнерусского государства

Стабилизация верховной власти у восточных славян связана с летописным рассказом о призвании варягов и основании династии Рюриковичей. Приглашённый на княжение новгородцами князь Рюрик укрепился па новгородском княжении в 862 г. – так утверждает летопись. В 882 г. в результате военного похода новгородской дружины на Киев происходит объединение двух главных центров Северной и Южной Руси, возникает государство, вошедшее в историю под названием «Киевская Русь».

Вопрос о роли скандинавов-норманнов в становлении и развитии древнерусского государства дебатируется в отечественной исторической науке уже в течение двух с половиной столетий, хотя для мировой науки эта роль всегда оставалась бесспорной. В ходе дискуссий сформировалось две позиции, два лагеря, так называемых норманистов – сторонников скандинавского происхождения Рюрика, и антинорманистов, выводивших Рюрика откуда угодно, но только не из Скандинавии. Особняком стоит позиция советских историков, которые с конца 1940-х годов вообще пришли к отрицанию Рюрика как такового и понятия «династия Рюриковичей», «держава Рюриковичей», на которых стояла вся российская историография, вообще перестали употреблять. Причём, надо заметить, что эта позиция не была марксистской, ибо сам К. Маркс признавал не только наличие Рюрика-скандинава, но и «норманнский период» в истории Руси.

Первым норманистом был автор «Повести временных лет», монах Киево-Печерского монастыря Нестор, поместивший в летописи в 1113 г. известие о призвании Рюрика новгородцами. Суть его такова. Новгородцы, – рассказывает Нестор, – долгое время платили дань приплывавшим из-за моря варягам, воинственному народу. Однако в лето 6370 от С. М. (862 от Р. X.) они «изгнаша варяги за море и не даша им дани. И почаша сами в собе володети». Но свобода не принесла им покоя, начались раздоры и распри: «И не бе в них правды, и вста род на род, и быша в них усобице, и воевати почаша сами на ся». Чтобы прекратить распри, решили: «Поищем собе князя, иже бы володел нами и судил по праву. И идоша за море, к варягам, к руси. Реша русь, чудь, словене и кривичи, и веси: «Земля паша велика и обилна, а наряда в ней нет. Да пойдите княжить и володети нами. И избрашася 3 братья с роды своими, пояша по собе всю русь, и придоша; старейший Рюрик седe Новегороде, а другий, Синеус, на Беле-озере, а третий, Трувор, в Изборсте. И от тех варяг прозвася Русская Земля» [2 с. 35].

После смерти Рюрика в 879 г., не оставившего после себя наследника (по другой версии им был Игорь, что дало основание впоследствии в исторической литературе называть династию киевских князей «Рюриковичами», а Киевскую Русь «державой Рюриковичей»), власть в Новгороде захватил предводитель одного из варяжских отрядов Олег (879-911).

Олег предпринял поход на Киев, где в это время княжили Аскольд и Дир (некоторые историки считают этих князей последними представителями рода Кия). Выдав себя за купцов, воины Олега с помощью обмана убили Аскольда и Дира и захватили город. Киев стал центром объединенного государства.

Торговым партнером Руси была могущественная Византийская империя. Киевские князья неоднократно совершали походы на своего южного соседа. Так, еще в 860 у Аскольд и Дир предприняли на этот раз удачный поход на Византию. Еще большую известность получил договор Руси и Византии, заключенный Олегом.

В 907 и 911 г. Олег с войском дважды успешно воевал под стенами Константинополя (Царьграда). В результате этих походов были заключены договоры с греками, составленные, как записал летописец, «на двое харатьи», т. е. в двух экземплярах на русском и греческом языках. Это подтверждает, что русская письменность появилась задолго до принятия христианства. До появления «Русской Правды» складывалось и законодательство (в договоре с греками упоминалось о «Законе русском», со которому судили жителей Киевской Руси).

Согласно договорам, русские купцы имели право месяц жить за счет греков в Константинополе, но обязаны были ходить по городу без оружия. При этом купцы должны были иметь при себе письменные документы и заранее предупреждать византийского императора о своем приезде. Договор Олега с греками обеспечивал возможность вывоза собираемой на Руси дани и продажи ее на рынках Византии.

При Олеге в состав его державы были включены и стали платить дань Киеву древляне, северяне, радимичи. Однако процесс включения различных племенных союзов в состав Киевской Руси не был единовременной акцией.

После смерти Олега в Киеве стал княжить Игорь (912-945). В его княжение в 944 г. был подтвержден договор с Византией на менее выгодных условиях. При Игоре произошло первое народное возмущение, описанное в летописи, – восстание древлян в 945 г. Сбор дани в покоренных землях осуществлял варяг Свенельд со своим отрядом. Их обогащение вызвало ропот в дружине Игоря. «Князь, говорили дружинники Игоря, воины Свенельда богато изоделись оружием и портами, а мы обеднели. Пойдем собирать дань, и ты получишь много и мы».

Собрав дань и отправив обозы в Киев, Игорь с небольшим отрядом вернулся обратно, «желая больше имения». Древляне собрались на вече (наличие собственных княжений в отдельных славянских землях, а также вечевых сходов говорит о том, что в Киевской Руси продолжалось становление государственности). Вече решило: «Повадится волк к овцам, то перетаскает все, если не убить его». Дружину Игоря перебили, а князя казнили.

После смерти Игоря его жена Ольга (945-964) жестоко отомстила древлянам за убийство мужа. Первое посольство древлян, предлагавшее Ольге взамен Игоря в качестве мужа своего князя Мала, было заживо закопано в землю, второе сожжено. На поминальном пиру (тризне) по приказу Ольги были перебиты подвыпившие древляне. Как сообщает летопись, Ольга предложила древлянам дать в качестве дани по три голубя и три воробья с каждого двора. К ногам голубей была привязана зажженная пакля с серой; когда те прилетели в свои старые гнезда, в древлянской столице вспыхнул пожар. В результате выгорела столица древлян Искоростень (ныне город Коростень). В огне пожара погибли, по летописи, около 5 тысяч человек.

Жестоко отомстив древлянам, Ольга вынуждена была пойти на упорядочение сбора дани. Она установила «уроки» размер дани и «погосты» места сбора дани. Наряду со становищами (местами, где был кров и хранились необходимые запасы продовольствия и где останавливала княжеская дружина во время сбора дани, появились погосты видимо, укрепленные дворы княжеских управителей, куда свозилась дань. Эти погосты становились затем опорными центрами княжеской власти.

В княжение Игоря и Ольги к Киеву были присоединены земли тиверцев, уличей и окончательно древлян.

Сына Ольги и Игоря Святослава (964-972) одни историки считают талантливым полководцем и государственным деятелем, другие утверждают, что это был князь-авантюрист, видевший цель своей жизни в войне. Перед Святославом стояла задача защитить Русь от набегов кочевников и расчистить торговые пути в другие страны. С этой задачей Святослав справлялся успешно, что подтверждает справедливость первой точки зрения.

Святослав в ходе своих многочисленных походов начал присоединение земель вятичей, нанес поражение Волжской Болгарии, покорил мордовские племена, разгромил Хазарский каганат, успешно воевал на Северном Кавказе и Азовском побережье, овладев Тмутараканью на Таманском полуострове, отразил натиск печенегов. Он попытался приблизить границы Руси к Византии и включился в болгаро-византийский конфликт, а затем повел упорную борьбу с константинопольским императором за Балканский полуостров. В период успешных военных действий Святослав даже подумывал о перенесении столицы своего государства на Дунай в город Переяславец, куда, как он считал, будут «сходиться блага из разных стран"; шелк, золото, утварь Византии, серебро и скакуны из Венгрии и Чехии, воск, мед, меха и пленные рабы из Руси. Однако борьба с Византией окончилась неудачно, Святослав был окружен стотысячным греческим войском. С большим трудом ему удалось уйти на Русь. Был заключен договор с Византией о ненападении, но дунайские земли пришлось вернуть.

По дороге в Киев Святослав в 972 г. попал в засаду, которую печенеги устроили у днепровских порогов, и был убит. Печенежский хан приказал сделать из черепа Святослава чашу, окованную золотом, и пил из нее на пирах, считая, что к нему перейдет слава убитого.

Принятие христианства

После гибели Святослава великим киевским князем стал его старший сын Ярополк (972-980). Его брат Олег получил Древлянскую землю. Третий сын Святослава Владимир, родившийся от его рабыни Малуши, ключницы княгини Ольги (сестры Добрыни), получил Новгород. В начавшейся через пять лет между братьями междоусобице Ярополк разбил древлянские дружины Олега. Сам Олег погиб в бою.

Владимир вместе с Добрыней бежал «за море», откуда через два года вернулся с наемной варяжской дружиной. Ярополк был убит. Владимир занял великокняжеский престол.

При Владимире I (980-1015) все земли восточных славян объединились в составе Киевской Руси. Окончательно были присоединены вятичи, земли по обе стороны Карпат, червленские города. Происходило дальнейшее укрепление государственного аппарата. Княжеские сыновья и старшие дружинники получили в управление крупнейшие центры. Была решена одна из важнейших задач того времени: обеспечение защиты русских земель от набегов многочисленных печенежских племен. Для этого по рекам Десна, Осетр, Суда, Стугна был сооружен ряд крепостей. Видимо, здесь, на границе со степью, находились «заставы богатырские», защищавшие Русь от набегов, где стояли за родную землю легендарный Илья Муромец и другие былинные богатыри.

В 988 г. при Владимире I в качестве государственной религии было принято христианство. Христианство, как повествует летописец, было распространено на Руси издревле. Его проповедовал еще апостол Андрей Первозванный один из учеников Христа. В начале нашей эры апостол Андрей старший брат апостола Петра отправился в Скифию. Как свидетельствует «Повесть временных лет», апостол Андрей поднялся до среднего течения Днепра, установил на киевских холмах крест и предсказал, что Киев будет «матерью городов русских». Дальнейший путь апостола лежал через Новгород, где, по словам летописца, его привела в изумление русская баня, на Балтику и далее вокруг Европы в Рим. Рассказы о последующих крещениях отдельных групп населения Руси (во время Аскольда и Дира, Кирилла и Мефодия, княгини Ольги и др.) показывают, что христианство постепенно входило в жизнь древнерусского общества.

До середины X в. господствующей религией оставалось язычество. Так, в договоре Олега с Византией 911 г. говорится, что он заключен «межи христианы и Русью». И далее «Русь» – язычники противопоставляются грекам – «христианам». Но очень скоро ситуация изменилась. Договор Игоря уже не случайно заключен «межю Греки и Русью», ибо в нем упоминаются не только живущие в Византии «хрестеяне Руси, но и среди послов названы те, кто «крещен или некрещен». Христианство приняла, по-видимому, и княгиня Ольга, мать Святослава. Но это был хотя и симптоматичный, но все же личный выбор княгини. Ее внуку Владимиру пришлось решать задачу масштабнее – государственного религиозного выбора. Языческая религия обожествляла силы природы, поэтому пантеон богов прямо или косвенно был связан с выполняемыми родом и племенем хозяйственными функциями. С усложнением общественной жизни и социальной структуры общества, с образованием этнически неоднородного государства язычество как религиозная система оказалось неспособным идеологически обосновать происходящие перемены, объединить общество. Власть и общество приобретали раннефеодальный характер, тогда как духовные и нравственные отношения выстраивались в соответствии с родоплеменными [4 с. 37].

Крещение Владимира и его приближенных было совершено в г. Корсуни (Херсонесе) центре византийских владений в Крыму (Херсонес располагается в черте нынешнего Севастополя). Ему предшествовало участие киевской дружины в борьбе византийского императора Василия П с мятежом полководца Варды Фоки. Император победил, но не выполнил своего обязательства отдать за Владимира свою дочь Анну. Тогда Владимир осадил Корсунь и принудил византийскую царевну выйти замуж в обмен на крещение «варвара», которого давно привлекала греческая вера.

«Повесть временных лет» содержит обширный рассказ, посвященный истории принятия христианства. Сообщается о прибытии в Киев христианских, мусульманских и иудейских миссионеров, о посылке Владимиром бояр для выбора лучшей веры и о решении князя и его окружения принять христианство византийского обряда. Вряд ли это повествование достоверно. Раннее проникновение на Русь в качестве альтернативы язычеству именно христианства достаточно жестко обусловило выбор новой религии. Другой вопрос, что исследователи далеко не единодушны в том, насколько было велико византийское влияние. Высказываются мнения о теснейших связях с болгарской церковью, которой была свойственна широкая веротерпимость. Разнообразные версии принятия христианства, по всей видимости, отражают интересы различных христианских общин, ранее боровшихся за доминирование на Руси. Общепризнанной датой принятия христианства стал 988 год. Однако новая религия утвердилась далеко не сразу. Процесс христианизации затянулся [4 с. 37].

Владимир, крестившись сам, крестил своих бояр, а затем м весь народ. Распространение христианства зачастую встречало сопротивление населения, почитавшего своих языческих богов. Христианство утверждалось медленно. На окраинных землях Киевской Руси оно установилось много позднее, чем в Киеве и Новгороде.

Принятие христианства имело большое значение для дальнейшего развития Руси. Христианство с его идеей вечности человеческой жизни (бренная земная жизнь предшествует вечному пребыванию в раю или аду души человека после его смерти) утверждало идею равенства людей перед Богом. По новой религии путь в рай открыт как богатому вельможе, так и простолюдину в зависимости от честного исполнения ими своих обязанностей на земле.

«Божий слуга» государь был, по византийским традициям, и справедливым судьей во внутригосударственных делах, и доблестным защитником границ державы. Принятие христианства укрепляло государственную власть и территориальное единство Киевской Руси. Оно имело большое международное значение, заключавшееся в том, что Русь, отвергнув «примитивное» язычество, становилась теперь равной другим христианским странам, связи с которыми значительно расширились. Наконец, принятие христианства сыграло большую роль в развитии русской культуры, испытавшей на себе влияние византийской, через нее и античной культуры.

Во главе русской православной церкви был поставлен митрополит, назначаемый константинопольским патриархом; отдельные области Руси возглавляли епископы, которым подчинялись священники в городах и селах [5 с. 30].

Все население страны было обязано платить налог в пользу церкви «десятину» (термин происходит от размеров налога, составлявшего на первых порах десятую часть дохода населения). Впоследствии размер этого налога изменился, а его название осталось прежним. Митрополичья кафедра, епископы, монастыри (первый из них Киево-Печерский, основанный в первой половине XI в., получил название от пещер печер, в которых первоначально селились монахи) вскоре превратились в крупнейших земельных собственников, оказавших огромное влияние на ход исторического развития страны. В домонгольские времена на Руси было до 80 монастырей. В руках церкви был суд, ведавший делами об антирелигиозных преступлениях, нарушениях нравственных и семейных норм.

Принятие христианства в православной традиции стало одним из определяющих факторов нашего дальнейшего исторического развития.

Владимир был канонизирован церковью как святой и за заслуги в крещении Руси именуется «равноапостольным»

Русь стала страной, где осуществилось необычайное и довольно прочное сочетание христианских догматов, правил, традиций и старых языческих представлений. Возникло так называемое двоеверие. Христиане молились в церквях, клали поклоны перед домашними иконами, но одновременно справляли старые языческие праздники. Так, праздник Коляды слился с Рождеством Христовым и Крещением. Сохранился и праздник Масленицы, который и доныне отмечается перед Великим постом. Народное сознание упорно вплетало старые языческие поверья в свой быт, приспосабливая христианскую обрядность к провеянным веками явлениям природы, которые так внимательно и точно определялись язычеством. Двоеверие стало удивительной отличительной чертой истории русского и других христианских народов, населявших Россию.

Когда мы говорим об историческая значении христианства, то, прежде всего, имеем в виду последующее развитие церкви, её постепенное укоренение на русской почве и то всестороннее влияние на русскую жизнь – экономическое, политическое, духовное культурное, которое церковь стала со временем оказывать. При церквях и монастырях создавались школы, и первые древнерусские грамотеи прошли выучку в монастырских кельях. Здесь же трудились и первые русские художники, создавшие с течением времени прекрасную школу иконописи. Монахами, деятелями церкви в основном являлись создатели замечательных летописных сводов, разного рода светских и церковных сочинений, поучительных бесед, философских трактатов.

Возникновение и развитие древнерусского права

Возникновение Древнерусского государства, естественно, сопровождалось формированием древнерусского феодального права.

С чего начиналось право древнерусского государства? Как и у других народов, один из главных источников права у славян – обычай. Обычаи, или устойчивые правила поведения, формируются уже на этапе догосударственного развития, в условиях родоплеменных отношений. Когда часть обычаев превращается в норму поведения и общины или их старейшины начинают принуждать к исполнению этих норм своих нерадивых или выбивающихся каким-либо другим образом из общинной жизни сочленов, можно говорить о появлении обычного права.

Обычное право выражается в юридических действиях (фактах), в их однообразном повторении (скажем, община при любых обстоятельствах защищает каждого общинника круговой порукой). Оно выражается также в юридических сделках или судебных актах (применение кровной мести за убийство родича) и в словесных формулах (в законе, пословицах): «Вор ворует, мир горюет»; «Муж крепок по жене, а жена по мужу» и т. п.

Обычное право весьма консервативно, оно часто долго соседствует с правом публичным в условиях, когда уже складывается государство и все институты права. На Руси долго считали, что поступать по старине, значит поступать по праву. «Что старее, то правее», – говорит пословица. В то же время обычное право, не будучи закреплено в законе, способно изменяться вместе с жизнью.

К древнейшим нормам обычного права восточных славян относились кровная месть, круговая порука, умыкание невесты, многожёнство, особая словесная форма заключения договора, наследование в кругу семьи и др. Часть их мы обнаруживаем в древнерусском законодательстве уже в качестве норм публичного права, часть их видоизменяется, некоторые утрачиваются. Кровная месть, к примеру, запрещается в XI в. и заменяется денежным штрафом.

Второй источник права Киевской Руси – это собственное законотворчество раннефеодального государства в первые десятилетия его существования, обобщавшее судебную практику. О том, что таковое имело место, узнаем из текстов договоров Руси с Византией, могущественным южным соседом державы Рюриковичей.

Русская летопись донесла до нас тексты 3-х таких договоров: 911,944 и 971 гг. Договоры регулировали торговые, союзные и военные отношения между двумя государствами, устанавливали разные виды наказаний за преступления (убийство, кражи, увечья), совершённые на чужой земле, разрабатывали процедуру возмещения убытков, выкупа пленных, наследования и др. Эти памятники демонстрируют довольно высокий уровень права не только Византийской империи, но и Руси, выступавших в них как равные партнеры. В текстах договоров 911 (ст. 5) и 944 (ст. 6) годов прямо указывается на существование уже к этому времени закона русского (в первом случае) и устава и закона русского (во втором), на основе которых законодатель разрешает спорные вопросы.

Третий источник древнерусского права – право византийское, его рецепция (усвоение), а через него – частично и права римского. Принятие христианства Русью (988 г.), усвоение христианской культуры, более тесное общение с Византией и другими странами произвели настоящий переворот во всех сферах правовой жизни Древней Руси. Обычное право во многом прямо противоречило учению христианской морали и церковному праву и должно было подвергнуться пересмотру. С христианством на Русь пришла церковь со своими каноническими законами, со своими служителями, начиная с митрополитов-греков и кончая духовными лицами менее высокого ранга, которые составили образованную элиту общества, стремившуюся к усовершенствованию русского права [2 с. 54].

Государственный строй Киевской Руси можно определить как раннефеодальную монархию. Во главе стоял киевский великий князь. В своей деятельности он опирался на дружину и совет старейшин. Управление на местах осуществляли его наместники (в городах) и волостели (в сельской местности).

Великий князь находился в договорных или сюзерено-вассальных отношениях с другими князьями. Местные князья могли принуждаться к службе силой оружия. Усиление местных феодалов (XI-XII вв.) вызывает появление новой формы и нового органа власти – "снема", т. е. феодального съезда. На таких съездах решались вопросы войны и мира, разделения властей, вассалитета. Отношения сюзеренитета-вассалитета ставили всех подчиненных князю феодалов в положение служилых людей. Крупные феодалы – землевладельцы пользовались большой автономией.

Местное управление осуществлялось доверенными людьми князя, его сыновьями и опиралось на военные гарнизоны, руководимые тысяцкими, сотниками и десятскими. В этот период продолжает существовать численная или десятичная система управления, которая зародилась в недрах дружинной организации, а затем превратилась в военно-административную систему. Ресурсы для своего существования местные органы управления получали через систему кормлений (сборы с местного населения). Существовал Совет, состоящий из бояр и "княжих мужей". Отдельные функции или руководство отраслями княжеского дворцового хозяйства осуществляли тиуны и старосты. Со временем эти дворцовые управители превращаются в управляющих отраслями княжеского (государственного) хозяйства.

В период раннефеодальной монархии важную государственную и политическую функцию выполняли народные собрания – вече. История не сохранила подробных сведений о законодательном процессе. Но очевидно, что в силу монархической природы государства, он не мог иметь иную форму, нежели форму актов великокняжеской власти. В Киевском государстве вече не могла претендовать на роль независимой законодательной власти. Чего нельзя сказать о Новгороде, который не испытал в полной мере характерной для Руси княжеской власти. Это создало благоприятные возможности для развития демократических форм управления, в том числе и унаследованного от догосударственного периода развития – новгородского вече. Среди историков нет единства в оценке полномочий вече. Многие считают его законодательным органом, который мог принимать решения именем Великого Новгорода. [6, с. 54]

Участниками вече принимались решения, которые сами же выполняли на местах с помощью местного самоуправления. Местное самоуправление выступало в качестве опоры центральной власти на местах, поэтому центральная власть поддерживала и укрепляла его во всех отношениях. Взаимодействие с центральной властью состояло и в том, что в состав общегородского вече обязательно входили представители частей старшего города, улиц, общин, пригородов. Структура и содержание местного самоуправления оставались прежними – общинным, т. к. русская земля продолжала еще состоять из крупных и мелких общин, находившихся в более или мене тесной связи друг с другом. Городами тогда назывались те главные крупные общины, к которым примыкали мелкие общины. Они делились на старшие города и пригороды. Города имели внутреннее административно-территориальное деление.

О. Ключевский писал: "Новгородское и псковское общество мозаически сложено было из местных мелких миров, которые входили в состав более крупных, а из последних составлялись еще более крупные союзы. Каждый из них пользовался известной долей самоуправления, имел свою администрацию, своего старосту. Так, Новгород независимо от административно-топографического деления на концы, сотни, улицы, слободы, посады, делился еще на социальные слои, представлявшие подобие сословий". Из этого следует, местное самоуправление носило не единообразный характер даже на территории одного города. Наряду с территориальным и производственным факторами присутствовал еще и сословный. Территориальной основой местного общинного самоуправления являлись младшие города, пригороды, селения, волости, погосты.

Органы местного крестьянского самоуправления оставалась территориальная община – вервь. В ее компетенцию входили земельные пределы (перераспределение земельных наделов), полицейский надзор, налогово-финансовые вопросы, связанные с обложением податями и их распределением, решение судебных споров, расследование преступлений и исполнение наказаний. Сельские общины Руси делились на села и починки, а несколько сел и починков, составляли новые центры, подчиненные городам, и назывались волостями.

Местное самоуправление осуществлялось выборными должностными лицами, которых избирало соответствующее вече (старосты общин, старосты улиц, сельские, волостные старосты и т. д.). Старосты выполняли распорядительно-исполнительную функцию, решали вопросы благоустройства, обеспечения порядка, разбора споров между гражданами, выполняли повинности, выставляли при необходимости свое ополчение и т. д.

Что касается судебной власти, то естественно, она не могла существовать в те времена как независимая власть. Пространная редакция Русской правды упоминает о княжеском суде. После принятия христианства в качестве государственной религии на Руси церковь получила право на осуществление суда в делах о преступлениях против нравственности, брачно-семейные вопросы. Некоторые историки считают, что все уголовные и гражданские дела решались без участия государства заинтересованными лицами и общиной.

В этническом плане – сегодня это уже достаточно ясно – население Древней Руси нельзя представить в виде "единой древнерусской народности". Жители Древней Руси достаточно четко делились на несколько этнических групп – с разной внешностью, языком, материальной и духовной культурой. При всей кажущейся близости они различались системами метрологии и словообразования, диалектными особенностями речи и излюбленными видами украшений, традициями и обрядами

Список использованной литературы

  1. Арсланов Р. А., Керов В. В., Мосейкина М. Н. История России с древнейших времен до начала XX века: Учеб. для студентов гуманит. спец. / Под Ред. В. В. Керова. – М.: Высш. шк., 2001. – 784 с.
  2. Белковец Л. П., Белковец В. В. История государства и права России. Курс лекций. – Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 2000. – 216с.
  3. Боханов А. Н., Горинов М. М. История России с древнейших времен до конца XVII века. В 3-х книгах. Книга 1. М.: ACT – 2001. –
  4. История России с древнейших времен до 1861 года: Учеб. для вузов / Н. И. Павленко, И. Л. Андреев, В. Б. Кобрин, В. А. Федоров; Под Ред. Н. И. Павленко. – 2-е изд., испр. – М.: Высш. шк., 2001. – 560 с
  5. История России: учеб. – 3-е изд., перераб. и доп. / А. С. Орлов, В. А. Георгиев, Н. Г. Георгиева, Т. А. Сивохина. – М: ТК Велби, ИЗД-ВО Проспект 2006, – 528с.
  6. Кириллов В. В. История России: учебное пособие. – М.: Юрайт-Издат, 2007. – 661 с.
  7. Мавродин В. В. Образование Древнерусского государства. Издательство Ленинградского Государственного Ордена Ленина Университета. Саратов 1944 г. – 432 с.